November 5th, 2018

рысь

ПРО ШКОЛЬНЫЕ ОТМЕТКИ

ШКОЛА РАССЛАБОНА 

В  ЛГ всплыла древняя идея об отмене школьных оценок. Ещё в начальной школе нам рассказывали, что автор Чиполлино, Джанни Родари предлагает это сделать.   Говорят, они унижают (того, у кого они плохие, ясное дело), понижают самооценку, ведут к стрессу, подрывают веру в свои силы. А раз так –  долой отметки!  В первом классе уже отменили, хотя учительница моей дочки тайком раздавала детям вырезанные из бархатной бумаги пятёрки. Они их очень любили. Одна девочка даже стишок сочинила с такими словами: «Очень любят детки получать отметки». 

Экий вроде пустяк – отметки! Но за ним скрывается важный интерес.   Насаждение безразмерного  гуманизма,  нервное стремление никого не  напрячь и не огорчить, ни в коем случае не дать понять лодырю, что он лодырь, а дураку – что дурак, повседневная забота, чтобы учение было сплошным развлечением и непрерывным фаном, где нет места ни усталости, ни напряжению – вот вся эта работа, притом ведущаяся с международным размахом имеет  цель, весьма далёкую от гуманизма и любви к ребёнку. Таким путём хозяева жизни хотят подхлестнуть социальную сегрегацию (которая и без того набирает обороты во всех странах). Попросту говоря, отжать от кормушки лишних едоков. 

Collapse )

Уровень современной популярной фантастики на примере её типичного представителя.



Есть в России, среди прочих, графоман - писака. Многие читали его макулатуру и тем более многие о нем слышали. Все таки более 10 миллионов проданных книжонок -  это весьма солидно, особенно в наше суровое время, когда 5 тысяч - считается за хороший тираж.

Collapse )

cat-in-the-box

О языке

Похоже, что у широких масс народа представления о естественных языках самое наивное. Примерно как о плоской земле.

Как самозваный просветитель-популяризатор, я считаю, что надо вмешаться. Знания-то на эту тему нужны элементарные, не построение баллистических ракет.

Все, что я напишу, можно прочитать, например, в отличной "Книге о языке" Ф. Фолсома, причем изложено там гораздо лучше. Но я же знаю, что никто Фолсома читать не будет, а меня будут. И не потому что я так крут, а потому что с Фолсомом нельзя поцапаться в комментариях и заявить: чувак, ты ничего не смыслишь, я сейчас открою тебе истинную правду. А со мной можно.

Итак.

1.

Язык существует только в устной форме. Запись на бумаге - это не язык, это что-то типа моментальной фотографии. Языки, которые существуют только на бумаге, называются мертвыми. Они уже не развиваются и не меняются.

Помню, когда я прочитал это в молодости у Фолсома, сама мысль показалась мне оскорбительной. Я был книжным мальчиком и тут мне вдруг рассказывают, что в книгах - не язык, а так, сухая мумия.

Однако же это правда.

2.

Язык - это не вещь. Это процесс. Это текущая река, все время изменяющаяся. Просто течет она очень медленно, серьезные изменения видны только через сотни лет, и люди-однодневки всерьез считают, что это солидный камень, который и вчера был таким же, и завтра будет.

3.

Многие ассоциируют язык со словами. На самом деле - это сложная система, совокупность из нескольких гибко связанных подсистем. Язык, главным образом, - это правила: что считать важным звуком, а что неважным; как породждать слова; как гармонизировать поток речи; как его минимизировать; какие соотношениям между описываемыми объектами передавать, какие - нет; как строить предложение; какая последовательность слов какие соотношения описывает. Разные языки отвечают по-разному на эти вопросы - и этим, собственно, отличаются друг от друга.

А слова - как раз самая простая и легко заменяемая часть. Они возникают по мере необходимости и так же исчезают. Вы разбираетесь, например, какая лошадь вороная,  а какая - каурая? Я лично нет, потому что оно мне не нужно. Зато я знаю слово "гуглить", которое появилось максимум 10 лет назад, а если бы тогда победил не Гугл, а Бинг, то вместо него было бы слово "бингить". И никого не затруднило бы это слово склонять, потому что правила языка не изменились бы: я бингю, ты бингишь...

При необходимости слова запросто скачут из языка в язык, а вот все остальное заимствуется крайне редко.

И если очень надо - по политическим соображениям, например, - из языка можно легко выкинуть половину слов и заменить их новыми. Такой фокус проделал с турецким языком Ататюрк, но язык как был, так и остался турецким, не стал в результате этой операции ни английским, ни японским.

4.

Языки все время меняются - по чуть-чуть, но со временем эти изменения постепенно накапливаются. Чуть-чуть не так начинают произносить звук "а", чуть реже употреблять сложное время, чуть чаще предлог "на" вместо "в". Почему? Никто не знает. Скорее всего, просто случайно.

Например, сейчас в Болгарии распространяется ленивое "л" - молодежь вместо законного звука "л" говорит английское "дабл ю". В Польше точно такой же переход прошел где-то в 30-х годах прошлого века.

Или, например, в древнерусском языке было простое прошлое время, которое выглядело вот так: "приидоша к тебе отроцы его". А наряду с ним было время сложное, которое показывало результат действия - типа английского Perfect, только с другим глаголом: "то сам есть створил". "Створил" здесь - это никакой не глагол, а краткое отглагольное причастие, по-современному это будет "створивший", точно так же, как в I have created последнее слово - тоже причастие (a created world), или как "блеклый" - это причастие от "блекнуть".

Со временем первое время (оно называется сейчас аорист) употребляли все реже, а говоря о прошлом заменяли его перфектом. Вот, например, из поучения Владимира Мономаха:

Тоже и худаго смерда, и убогые вдовице не дал есмь сильным обидити, и церковнаго наряда и службы сам есмь призирал...

Со временем аорист начисто вышел из моды, и его полностью заменил перфект.

А затем и перфект упростился: из него выкинули, собственно, глагол "быть", потому что и без него все понятно. Опять же не сразу - просто употребляли все реже и реже.

И в результате в этом месте получился современный русский язык, в котором "створил" переосмыслено как прошлое время глагола.Только это очень странное время - оно не склоняется по лицам, но зато почему-то имеет отдельные формы для мужского и женского рода, чего ни в одном другом времени нет.

Но надо было теперь как-то обозначать, есть ли результат действия или нет. Раньше результат показывался выбором перфекта, а теперь перфект стал показывать просто прошлое время -  и ничего больше.

Поэтому постепенно глаголы стали делиться на две группы, одни говорят о результате, другие - нет. "Читал" - результата нет, "прочитал" - результат есть. Процесс был довольно хаотичным, логики особой в нем нет. Приставки употребляются самые разные, иногда и вовсе обходятся без приставок, и заметно, что старая система была куда упорядоченнее. Но язык изменился именно так.

А заняли все эти изменения примерно пятьсот лет. И никто их эти пятьсот лет не замечал. Все говорили так, как их родители - ну почти так.

5.

Изменения зарождаются случайно и не захватывают весь язык целиком. Чуть по-другому могут говорить только в конкретной местности, или только отдельные группы (моряки). Если между такими группами имеется постоянное общение, то изменения либо распространяются всюду, либо наоборот нивелируются и исчезают. Особенно хорошо в этом плане действует телевизор и радио - нормативная речь, которой подражают все, сверяя свой разговор с ней как с эталоном. Все, что не соответствует нормативной речи, расценивается самими же говорящими как неграмотность или отсталость.

Но раньше телевизора не было, да и регулярное интенсивное общение между удаленными географически точками тоже было не слишком распространено. В таких условиях изменения на разных территориях происходят несогласованно - здесь начали говорить "ц" вместо "ч", там - "и" вместо "ять". Так образуются диалекты.

Диалекты на слух соседям обычно понятны, хотя и звучат для их уха странновато. Неудивительно, что понятно - ведь они различаются одной-двумя языковыми чертами да кучкой местных слов.

Но в изолированных друг от друга общинах изменения могут накапливаться и дальше. Если это длится долго - опять же порядка сотен лет, то речь друг друга уже становится на слух непонятной, начинает различаться грамматика, фонология, синтаксис. Так возникают разные языки.

Например, в русском аорист в качестве показателя прошлого времени исчез и заменился причастиями прошлого времени, а в болгарском все старые времена сохранились, и там по-прежнему говорят "той е искал" - "он искал". Зато в болгарском начисто исчезли падежи, а притяжательные местоимения стали использоваться как послелог - по образцу не то турецкого, не то греческого языков.

Понятно, что чем меньше разница между двумя языками, тем они один понятнее носителям другого. Понимание - это континуум, а не дискретная величина да - нет. Для носителя русского языка белорусский язык (время расхождения около 500 лет) понятнее, чем украинский (те же 500 лет, но изменений больше), украинский понятнее, чем польский (около 1000 лет), польский понятнее, чем литовский. Литовский (1500-2000 лет) уже непонятный на слух совсем, но выглядит он как-то ближе, чем английский (время расхождения5000 лет), что-то знакомое можно еще углядеть, а английский все-таки более похож на русский, чем китайский (10000 лет).

Четкой разницы между диалектом и языком в пограничной области не существует. Здесь та же заковыка, что в парадоксе лысого. Сколько волос должен потерять человек, чтобы стать лысым? Один волос? Два? Сколько звуков должно измениться, чтобы получился отдельный язык? Один? Два? Прагматически считается, что диалекты полностью понятны на слух, а языки - уже нет. Применяются и другие критерии.

Но понятно, что разница в грамматике для диалектов уже нетипична.

Иногда в политических целях диалектами считаются полноценные разные языки (как в китайском, где в северном "диалекте" - 4 тона, а в южном - семь).

6.

При создании централизованного государства средневековое разнообразие говоров и диалектов в делопроизводстве ни к чему. Поэтому обязательно создается некий унифицированный язык. Как правило, это просто диалект столицы, усредненный многочисленными приезжими. Но бывают и более затейливые случаи вроде чешского, где будители выпендрились и собрали его из десятка разных диалектов, в результате чего получилось нечто крайне запутанное (особенно, если сравнивать со словацким, который куда проще).

Затем подтягиваются разные литераторы и поэты, которые видят в новом языке отличную возможность выразить свои любовные страдания и изложить свои ценные взгляды на мир так, что они будут понятны большой аудитории.

Иногда, впрочем, начинается с поэтов, а бюрократы приходят потом.

Некоторые граждане почему-то называют литературные языки "искусственными". Можно подумать, что народный язык - это не творение людей (это и есть определение слова "искусственный"), а его нашли готовым в лесу под кустом. Литературный язык - это всего лишь рафинированная и упорядоченная форма языка народного. Писатели не выдумывают язык, иначе бы их никто не понял, как Хлебникова; они просто облагораживают то, что уже есть.
духовщина

Идиократия.



Тот самый случай, когда все хороши.
И непонятно, кого первым пора в дурку.
То ли того, кто внизу. То ли того, кто на нем. То ли всех, кто в кадре.