July 4th, 2018

картинка

Фраза

После плясок вокруг бензина только слепой не увидел кто из ху...
После принятия закона о пенсиях должно случиться библейское чудо: слепые прозреют
картинка

О выборах

Выборы мера Москвы копируют выборы президента РФ. Есть мощный старик самовыдвиженец Собянин (опора росийской демократии) и кучка допущенных клоунов. Так что выборам в Москве хана. Поневоле задаешь себе вопрос, а стоит ли эти выборы посещать?

ПИСЬМА ОБ ЭВОЛЮЦИИ (13). Аскетизм Ленина (окончание)


В. И. Ленин в Швейцарии, его юный спутник называет Ильича Вильгельмом Теллем. Иллюстрация из советской детской книги о Ленине. Ленин умел хорошо грести, плавать, ездить на велосипеде, кататься на коньках, проделывать разные упражнения на трапеции и на кольцах, стрелять и охотиться

Итак, продолжим сравнение "моделей поведения" Ленина и Рахметова.
Всё-таки их главное сходство было не в самоограничении своих потребностей, а в строго продуманном, экономном расходовании любых доступных ресурсов: здоровья, времени, самой жизни. Одним из любимых словечек Владимира Ильича было "лишнее". "Напрасно, это лишнее", — лаконично замечал он, тем самым как бы разом отсекая то, о чём шла речь. "Для того, чтобы достигнуть намеченной цели, — говорил Ленин, — нужно исключительно к ней стремиться, нужно сосредоточить на ней всё своё внимание, всю свою энергию, все свои силы и всю волю, сосредоточить, отбрасывая всё лишнее, всё не идущее к цели". В общем, это самое краткое и самое ёмкое описание "модели поведения" Ленина, а также и Рахметова. Да и вообще "аскетичной модели поведения" в любом процессе эволюции.

Сравним, например, отношение Ленина и Рахметова к чтению.
Рахметов: "По каждому предмету капитальных сочинений очень немного; во всех остальных только повторяется, разжижается, портится то, что все гораздо полнее и яснее заключено в этих немногих сочинениях. Надобно читать только их; всякое другое чтение — только напрасная трата времени. Берем русскую беллетристику. Я говорю: прочитаю всего прежде Гоголя. В тысячах других повестей я уже вижу по пяти строкам с пяти разных страниц, что не найду ничего, кроме испорченного Гоголя, — зачем я стану их читать? Так и в науках, — в науках даже еще резче эта граница... Я читаю только самобытное и лишь настолько, чтобы знать эту самобытность... Каждая прочитанная мною книга такова, что избавляет меня от надобности читать сотни книг". "Поэтому, — продолжал Чернышевский, — никакими силами нельзя было заставить его читать Маколея; посмотрев четверть часа на разные страницы, он решил: "я знаю все материи, из которых набраны эти лоскутья". Он прочитал "Ярмарку суеты" Теккерея с наслаждением, а начал читать "Пенденниса", закрыл на 20-й странице: "весь высказался в "Ярмарке суеты", видно, что больше ничего не будет, и читать не нужно"".
Таких же правил придерживался в своем чтении и Ульянов: не читать ничего лишнего.Collapse )