June 7th, 2018

Гнойники

Вечером 19 ноября 1928 года Иосиф Сталин продолжал свое выступление. Озвучив свое видение индустриальной и сельскохозяйственной проблемы, он следом перешел к теме правого уклона в ВКП (б).
Сталин начал так по данному вопросу:
"3. О БОРЬБЕ С УКЛОНАМИ И ПРИМИРЕНЧЕСТВОМ С НИМИ
Перейдем теперь к третьему основному вопросу наших тезисов, к вопросу об уклонах от ленинской линии.
Социальная база уклонов – это факт преобладания мелкого производства в нашей
стране, факт вырастания из мелкого производства капиталистических элементов, факт окружения нашей партии мелкобуржуазной стихией, наконец, факт заражения этой стихией некоторых звеньев нашей партии. Вот вам в основном социальная база уклонов. Все они, эти уклоны, носят мелкобуржуазный характер.

К чему сводится правый уклон, о котором, главным образом, идет здесь речь? Куда он тянет? Он тянет по линии приспособления к буржуазной идеологии, по линии приспособления нашей политики ко вкусам и потребностям «советской» буржуазии.
Чем угрожает нам правый уклон, если он победит в нашей партии? Это будет идейный разгром нашей партии, развязывание капиталистических элементов, нарастание шансов на реставрацию капитализма или, как говорил Ленин, на «возврат к капитализму»."


Сталин тут лишь отметил разложение советского и партийного актива, попавшего под влияние буржуазных элементов. Это влияние могло быть самым разным, чисто визуальным -- партийцы наблюдали за красивой жизнью НЭПманов и хотели жить ровно также. Разложение могло идти и через личный контакт -- дружба, НЭПманы и кулаки забрасывали чиновников подарками, подачками, перетягивая их на свою сторону.


Роскошная жизнь НЭПманов и бедная жизнь большей части народа вызывали недоумение и разложение многих людей

Ну и наконец это собственно сами корыстные чиновники, которые хотели нажится используя служебное положение и легализацию частного предпринимательства.
Сталин далее говорил:
"Где, главным образом, гнездятся тенденции к правому уклону? В наших советских и хозяйственных, кооперативных и профессиональных аппаратах, а также в аппарате партии, особенно в ее низовых деревенских звеньях."
Сталин тут ориентировался на имеющиеся сведения о работе государственных органов, которые рисовали весьма негативную картину происходящего. Речь шла не сколько об идейной убежденности в том, что "правые" идут в верном направлении, а об банальной коррупции.
Во первых сами НЭПманы были чаще всего выходцами из советского и партийного аппарата, почти сразу же произошло сращивание органов власти на местах с капиталом. Во вторых кулаки в деревне быстро разложили низовой аппарат, а оттуда процесс пошел вверх.

В тот период организации разлагавшие партию изнутри начали называть "гнойниками". Иосиф Сталин сам в январе 1928 году во время поездки по Сибири встретился с таким вот гнойником в виде прокурорскх работников и рассказывал следующие детали:
"Я  видел несколько десятков представителей вашей прокурорской и судебной власти. Почти все они живут у кулаков, состоят у кулаков в нахлебниках и, конечно, стараются жить в мире с кулаками. На мой вопрос они ответили, что у кулаков на квартире чище и кормят лучше.
Понятно, что от таких представителей прокурорской и судебной власти нельзя ждать чего-либо путного и полезного для Советского государства. Непонятно только, почему эти господа до сих пор еще не вычищены и не заменены другими, честными работниками."



И. Сталин в Барнауле, январь 1928 г., по правую руку от него И. Сырцов
Сталин во время поездки по Сибири утверждал, что местные прокурорские и судебные работники подкуплены кулаками


Эти гнойники были по всей стране, в каждом селе и городе. Характерный ример это рассказ прокурорского работника Льва Романовича Шейнина "Волчья стая". Молодой прокурорский работник Шейнин переведенный из Москвы на работу в Ленинград почти сразу столкнулся с случаями разложения налоговых работников
Шейнин рассказывал:
"И вдруг в начале 1928 года начались грозные события: были арестованы в течение одной ночи и Тер-Аванесов, и более десятка фининспекторов, и многие крупные нэпманы, в том числе Крафт и Сальман, Магид и Федоров, и многие, многие другие. По городу поползли слухи, что следственные органы вскрыли многочисленные факты дачи нэпманами взяток фининспекторам за снижение налогов.
....................................
Большое групповое дело фининспекторов и нэпманов, получавших и дававших взятки, поступило в мое производство. В этом многотомном деле были десятки эпизодов, тысячи всякого рода документов, много экспертиз. Работать приходилось очень напряженно, и областной прокурор, наблюдавший за следствием, торопил с его окончанием, так как дело привлекало большой общественный интерес."


Далее Шейнин описывает, как советское работники попадали в сети к буржуаям:
"Я старался найти ответ на этот вопрос в биографии, характере, условиях жизни каждого из фининспекторов, привлеченных по этому делу.
Постепенно выяснилась и эта сторона дела, и вскрылись разные причины, мотивы и обстоятельства — пьянство и моральная неустойчивость, неизбежное сползание на дно на почве бесхарактерности и беспринципности, жадность и стремление к. легкой жизни, очень последовательное и тонкое обволакивание со стороны нэпманов.
 Один становился взяточником потому, что никогда не имел за душой ни искренних убеждений, ни твердых взглядов, ни веры в дело, которому должен был служить. Другой начал пьянствовать и постепенно, незаметно для самого себя, стал алкоголиком и пропил и свою честь и свою судьбу.
Третий, будучи раньше человеком честным, подпал под влияние дурной среды и, начав с мелких подношений и одолжений, которые он принимал от нэпманов, сумевших к нему подойти, потом уже стал матерым взяточником, махнувшим на все рукой по известной формуле «пропади все пропадом».
Четвертый, подпав под влияние жены, цепкой и жадной бабенки, неустанно укоряющей за то, что «все люди как люди живут, а я одна, несчастная, мучаюсь — даже котиковой шубки себе справить не могу», — принимал в конце концов эту котиковую шубку от налогоплательщика и уже оказывался у черта в лапах."



Лев Шейнин оставил свидетельства разложения органов власти в годы НЭП

НЭПманы как и любые буржуи прекрасно играли на человеческих слабостях. Были десятки и сотни способов как разложить ответственных работников.
Далее Шейнин продолжает:
"Мне запомнился любопытный эпизод по этому делу, когда нэпман Гире, человек очень ловкий и вкрадчивый, сумев всучить котиковую шубку фининспектору Платонову, без ума влюбленному в свою молоденькую, хорошенькую и очень требовательную жену, — потом стал из этого Платонова веревки вить до такой степени, что начал от его имени получать взятки у нэпманов и, присваивая львиную долю себе, заставлял Платонова делать все, что он требовал.
Платонов молодой белокурый голубоглазый человек с добродушным лицом и полногубым, мягко очерченным ртом чувственного и бесхарактерного человека, пытался пару раз взбунтоваться, но Гире, уже считая себя полновластным хозяином этого человека, только выразительно поднимал брови и произносил своим скрипучим голосом неизменную фразу: «Вы, кажется, милейший, начинаете забывать, чем мне обязаны».

Это произносилось в таком открыто угрожающем тоне и сопровождалось таким злым и холодным взглядом, что Платонов начинал что-то лепетать и извиняться, проклиная в глубине души и этого дьявола, и свою хорошенькую жену, и ту страшную котиковую шубку, которая превратила его в раба…
Я хорошо помню, что тогда, как и в последующие годы своей следственной работы, сталкиваясь со многими фактами подчинения слабохарактерных, малоустойчивых, хотя в прошлом и неплохих людей чужой злой и преступной воле, я всегда жалел этих несчастных, хотя они и заслуживали презрения за свою тупую, какую-то скотскую, недостойную человека безропотность, превращавшую их в белых рабов. Безволие — сестра преступления, и как часто мне приходилось наблюдать это зловещее родство!.."

Гниение органов власти под воздействием легализованной буржуазии  происходило много где  то, что было в Ленинграде еще не было пределом. И касалось это не только налоговых деятелей.


НЭПман у налогового инспектора
На деле НЭПманы легко подкупали советских служащих, которые работали на их и свой жирный карман


В 1928 году началось Астраханское дело, которое вскрыло новый большой гнойник. Сотрудники гос. органов устроили бизнес с НЭПманами и директорами гос. предприятий. Обвиняемые торговые Астрахани предоставляли частным рыбопромышленникам право увеличенного сверх установленной нормы вылова и обработки рыбы-сырца, что привело к захвату частниками значительной части улова рыбы в осенние путины.
В результате процвета спекуляция, уход от налогов, криминализация рыболовног рынка. Председатель губернской налоговой комиссии А. В. Адамов и его заместитель А. А. Алексеев, заведующий губернским торговым отделом А. В. Панков и его заместитель В. С. Протодьяконов получали от частников крупные денежные суммы.
Фининспектор И. Н. Семиков, получал деньги от 30 частников, с которыми ему доводилось встречаться по работе. Агент рыбно-сырьевой конвенции А. И. Авдеев получил денежные суммы от 20 частных рыбопромышленников и торговцев.


Почти все в Астрахани  было подчинено массовой коррупции


Рыбная мафия наносила огромный вред государству

Продавались массово и судебные работники. Глава партийной комиссии по расследованию дел в астраханской парторганизации Л. Любарский в 1929 году писал, что из этого вышло:
"Дело судебных работников явилось первым тревожным сигналом, что в астраханском соваппарате неблагополучно. Начатое летом 28-го года, оно было бы, несомненно, смазано и ограничилось бы стрелочниками, если бы не вмешался краевой следственный аппарат.
Следователь краевой прокуратуры начал вновь ворошить уже "законченное" дело. В результате проделанного краевой прокуратурой глубокого следствия по делу судебных работников проходило и пройдет дополнительно 18 человек во главе с председателем губсуда Глазковым и его обоими заместителями.
Из классового органа суд превратился в пьяную лавочку, где за недорогую цену можно было купить любой приговор. Растраты, взятки, понуждение женщин к сожительству, дискредитация советской власти, открытые пьяные оргии с нэпманами и прочими чуждыми элементами — всем этим пестрит приговор по делу губсуда и нарсудов.
Работу нарсудов приговор характеризует как полнейшее забвение классовых задач, попрание интересов трудящихся ради своих корыстных личных целей и полнейшую оторванность от широких трудящихся масс.
Председатель губсуда Глазков, его заместитель Калинкин приговорены к 10 годам лишения свободы со строгой изоляцией. Второй заместитель и еще ряд судебных работников, ранее работавших и даже работающих в настоящее время, будут судиться дополнительно. Несмотря на судебный процесс и чистку, в аппарате суда и в особенности нарсудов сохранились до сих пор взяточники".




Прогремело дело Алексеевского притона. Любарский писал:
"Дело Алексеевой — наиболее омерзительная страница астраханского разложения. В течение шести лет на квартире Алексеевой систематически устраивались пьяные оргии, в которых участвовало около 45 членов партии, в большинстве ответственных работников.
Не только видные хозяйственники вроде уполномоченного Центросоюза Исачкина, заведующего комбанком Иорина, председателя правления сельсоюза Эндульси, завед. Астпромкомбинатом Остер-Волкова, ныне работающего заместителем директора Электролеса в Сталинграде, и т. д., но и партийные работники вроде быв. члена партколлегии Никитина были организаторами и участниками гнусных оргий в Алексеевском притоне.
Оргии принимали исключительно безобразный характер, участники их порой совершенно утрачивали всякие общественные нормы и человеческий облик.

Нередко в Алексеевском притоне члены партии встречались с нэпманами. Во время попоек всякого рода торговцы, не терявшие твердой памяти, обделывали свои "дела", подкупая кого следует приношениями и угощениями. Многие не скрывали своих "подвигов", круговая порука была достаточно солидной, была полная уверенность в том, что "товарищи" не выдадут.
Тем более что среди участников алексеевских "празднеств" был один из членов партколлегии, два следователя и несколько второстепенных партийных работников. Несколько раз об Алексеевой возникали дела в контрольной комиссии, из них одно в 1928 году. Однако, несмотря на достаточную очевидность ее виновности, благодаря заинтересованности "соратников" дело просто смазали".


Продавались и налоговые работники. Любарский пишет, что частники скупили весь налоговый аппарат:
"Массовая продажность финансового аппарата, началась с 1925 г. Частному капиталу удалось купить весь налоговый аппарат, ревизорский, губналогкомиссию и значительную часть экспертизы бухгалтеров. Все эти части финансового аппарата работали "дружно" в интересах частного капитала, все взяточники были крепко связаны круговой порукой и покрывали друг друга. Взяточники совершенно не скрывали своей связи с нэпманами, которые оплачивали их кутежи и проституток.
Во внутреннем аппарате финотдела отлично знали, что наружный аппарат хорошо "зарабатывает". На это дело "чинуши", в том числе "члены партии", не только смотрели сквозь пальцы, но многие энергично добивались перехода на работу в налоговый подотдел. "

Любарский далее писал:
"Откровенный цинизм доходил до того, что приходящих в финотдел нэпманов встречали возгласами "хлеб идет", что вызывало у всех присутствующих не возмущение, а поощрительный смех. Обо всем этом не могли не знать прежние возглавляющие финотдел работники, которые, пьянствуя вместе со взяточниками, покрывали их. Новые руководители финотдела, при которых взяточничество продолжалось, тоже сколько-нибудь решительных мер для оздоровления аппарата не приняли.
Всего по делу финотдела привлекается 32 финансовых работника во главе с бывшим заведующим финансовым отделом, его заместителем и работавшим до последнего времени заведующим налоговым отделом. Кроме того, привлекаются 55 нэпманов-взяткодателей, выявленные взятки составляют 30 тыс. руб. Ряд других работников финансового отдела, не бравших взятки, но пьянствовавших и развратничавших вместе с вредителями и нэпманами, в том числе некоторые заведующие подотделами, покрывавшие все безобразия в финотделе, в настоящее время еще до чистки исключены из партии.
Все они до настоящего времени не хотели понять совершенных ими перед партией преступлений и даже во время открытого разбирательства их дела партколлегией КК, не стесняясь большой рабочей аудитории, держали себя как "герои дня". Для всей этой сорной травы расставание с партией не было трагедией. Единственное, о чем они сожалели,— это о вольготном житье и хорошей службе.
Экспертиза, работавшая по делу финотдела и проверявшая обложение по 44 фирмам, установила, что эти фирмы недообложены на 86,6% к собранной с них суммы налога. За 3 года недообложение этих фирм принесло убыток государству 1 964 939 руб.".

Любарский так констатировал конец дела:
"Во всех уже законченных следствием делах проходят свыше 200 человек и большое количество членов партии (около 45 человек), в том числе и рабочие, из которых большинство — со стажем 17-20 гг. Каждый день за тюремные решетки садятся вновь изобличаемые вредители, продававшие оптом и в розницу интересы партии и советской власти частнику и кулаку.
 Процесс очистки астраханского советского аппарата при помощи развертывающейся пролетарской самокритики ускоряется. Прокуратура, в делопроизводстве которой находится свыше 70 больших и малых дел, не поспевает очищать Астрахань от падали, купленной частником и кулаком".



Провод по улицам арестованных чиновников и НЭПманов, чтобы публичность знала об этом вредительстве, этот позор не скрывали

Однако наиболее нащумевшим делом, о котором говорили и на пленуме ЦК было Смоленское дело или смоленский гнойник. Еще ноябре 1927 года состоялась 17-я Смоленская общегубернская партконференция,  в ее резолюции деятельность губернских властей отмечалась как вполне удовлетворительная. Однако в то время в Москву много летели жалобы от рабочих и крестьян. На беззакония обратила внимание газета «Правда»,  за ней и Кремль. В газете стали печатать сообщения о призволе в Смоленщине.
Однако расследование дела тормозили влиятельные покровители в Москве, в ЦК ВКП (б). Однажды секретарь уездной организации, т. Гирьят подал жалобу в адрес ЦК ВКП (б) о произволе на территории уезда
Дело тут же попытались замять. В Смоленском партархиве сохранилась записка секретаря губкома Д. Павлюченко в ЦК ВКП (б). В ней говорилось:
«Уважаемый тов. Никитин. Податель письма т. Гирьят значительное время работал в Смоленске секретарем уездной организации. Последне время работает на хозяйственной работе.
По ряду причин ему надо переехать в другую организацию. Я прошу тебя, если возможно, использовать его в другой губернии. Сам он рабочий – кузнец.
 С товарищеским приветом. Д. Павлюченко».

Секретарь Смоленского губкома обращаясь на "ТЫ" к работнику ЦК ВКП (б) Никитину, просит удалить его из области неугодного ему работника. Так "пеперидывая" людей из области в область замазывались все нарушения.


Гнойники на местах покрывались влиятельными силами из ЦК ВКП (б), правительственных учреждений Старой Площади (на фото) Москвы

Однако в начале 1928 года лет тронулся, председатель ЦКК Г.Орджоникидзе приказал отправить специальную комиссию в Смоленскую губернию
 В начале 1928 года в Смоленск выехали представители ЦКК Ф. Ляксуткин и Б. Цейтлин. Так началось вскрытие «Смоленского гнойника». Вскрыли -- всеобщую пронизывающую все коррупцию, сращивние с буржуазией и семейственность.

9 мая 1928 года президиум Центральной Контрольной Комиссии ВКП (б) совместно с Коллегией Рабоче - Крестьянской Инспекции СССР рассмотрел вопрос
«О положении в Смоленской партийной организации».                                                                                                       
  В резолюции, в частности говорилось:
« Президиум ЦКК ВКП (б) констатирует:
  В ряде проверенных волостей, особенно в Смоленском уезде, обнаружено разложение сельского и волостного партийного и советского аппарата, его смычка с кулаками (совместные пьянки партийной верхушки с кулаками и бывшими помещиками, блок волостных комитетов партии в Сычевском уезде с кулаками на перевыборах кооперации);
извращение классовой линии в деревне (предоставление средств из бедняцкого фонда зажиточным, налоговое переобложение бедноты, продажа имущества за недоимки преимущественно у бедноты, засилие бывших помещиков в ряде кооперативных объединений);
систематическое пьянство, растраты, насилия, окулачивание и связь с бандитами отдельных руководящих работников как волостного, так и уездного партийного и советского аппарата. (У автора данных строк текст резолюции вызывает некоторые ассоциации. Напрашиваются некоторые аналогии).
    Руководящие органы губернии ничего не делали в течение ряда лет, чтобы выявить и вскрыть преступления, оторвались от рабочих масс, создали зажим в организации, в результате чего указанные преступления оставались необнаруженными, не сигнализировали партии о тяжелом положении в губернии, обманывали центральные органы, представляя положение в губернии благополучным и решая по «семейному» дела о преступлениях ответственных работников, выгораживали виновных.
Кроме того, ряд руководящих работников губернии разложился, дискредитируя своим положением партию и советскую власть. "



Здание Губкома в 1928 г, почти все руководство губернии было отсранено за попустительство разложению руководящего актива

В части наказания предусматривалось:
"1. За уголовные преступления отдать под суд, исключив из партии, бывшего зав. зап. госторгом Пакална, бывших работников смоленского губместхоза и УПГХ Филимонова и Гартмана, председателя губотдела союза деревоотделочников – члена президиума губпрофсоюза Демидова, зав. производством катушечной фабрики Косалькова, мастеров фабрики Тимофеева и Шупориса, бывш. зав. орготделом Дорогобужского укома ВКП (б) Стиплина, секретаря Самцовского волкома, того же уезда Гарнизонова и бывшего дире
ктора Смолпромторга Артамонова.
   В отношении дела на «Катушке» в целом утвердить постановление Смоленского губкома и ГКК о предании суду и исключении из партии виновных.
   2. Предложить прокуратуре ускорить следствие по делу Кардымовской и Любавичской волостей Смоленской губернии."

Секретаря губернского комитета Д.А.Павлюченко и руководящее бюро губкома, руководителей укомов, райкомов погнали с своих должностей. Их не посадили (видимо их крыша в Москве их отмазала от наказания), но не позволяли им более занимать крупные руководящие должности.
К концу 1928 года из всей руководящей части, губКК, губисполкома и ГСПС на своих должностях осталось всего 3 человека, из 10 секретарей укомов – 2. Из Смоленского уездного исполкома вычистили 93.6% его членов. Президиум УИК обновился на 100%.
К партийной ответственности было в ходе дела привлечено 476 коммунистов, исключено из партии 150 человек. Кроме того, частичная проверка партийной организации закончилась для 171 коммуниста исключением и наложением других взысканий для 416 человек. Чистки шли очень широко на местах. Специальная комиссия работала в наиболее прогнивших органах волостей Смоленского уезда -- Руднянской, Любавичской, Переснянской.

Дела прогремевшие в 1928 году получили широкую огласку. Вставал вопрос почему это происходит?
Христиан Раковский находившийся в ссылке писал одному из своих товарищей:
"Самое характерное в разлившейся волне скандалов и самое опасное является именно эта пассивность масс – и коммунистических в том числе, даже больше чем беспартийных – к тем безобразиям и к тому неслыханному произволу, которые имели место, свидетелями которых были сами рабочие, которые вследствие страха перед власть имевшими или просто вследствие политического равнодушия проходили мимо без протеста или ограничиваясь одним ворчаньем.
Начиная с чубаровского скандала, чтобы не возвращаться к более отдалённым временам, вплоть до самых последних скандалов: в Смоленске, в Артёмовске и т.д., слышится один и тот же припев: «давно уже это нам известно».
О кражах, о взятках, о насилиях, о вымогательствах, о неслыханных злоупотреблениях власти, о неограниченном произволе, о пьянстве, о разврате, об этом всём говорят как о фактах, которые не месяцами, а годами были известны, но которые все почему-то терпели."

В чем же Раковский видел причину происходящего? В этом:
"Теперь никто не отрицает уже ужасающие разрушения, которые проделал в рабочем классе общественный и политический индифферентизм."
Раковский круто обошел первопричину происходящего -- НЭП. Ведь именно рыночные механизмы всегда провоцировали бешенный рост коррупции. Именно сращивание капитала привело к разложению органов власти.
Как с этим можно было боротся? Сажая и расстреливая коррупционеров -- но это борьба с ветряными мельницами. Поэтому надо было отменить рыночные механизмы способствующие росту коррупции -- иначе отменить НЭП.

Продажность органов власти это всегда тревожный знак. В период заката СССР, в 1980-е гг. прошло ряд громких дел. Последствия Косыгинской реформы (1965 г.) дали о себе знать бешеным ростом коммерческой заинтересованности гос. служащих  и коррупции


Разложение органов власти в ходе НЭП очень напоминает разложение, которое происходило в эпоху позднего СССР


Чтобы победить коррупцию нужно боротся не только с последствиями, но и силами ее порождающими, т.е. рыночной экономикой  и рыночными механизмами

Сталин продолжая свою речь говорил так:
"Есть ли у нас среди членов партии люди, выражающие правый уклон? Безусловно, есть. Тов. Рыков приводил пример с тов. Шатуновским, высказавшимся против строительства Днепростроя.
 Не может быть сомнения, что тов. Шатуновский допустил правый уклон, уклон к открытому оппортунизму.
Но я думаю все же, что тов. Шатуновский нетипичен для характеристики правого уклона, для характеристики его физиономии.
Я думаю, что здесь пальму первенства надо предоставить тов. Фрумкину. (С м е х.) Я имею в виду его первое письмо (июнь 28 г.) и потом его второе письмо, розданное здесь членам ЦК и ЦКК (ноябрь 28 г.)."
назидательный

Там собрался у ворот...

Несколько минут осталось до праздника святого Йоргена с откровениями, молениями, прорицаниями, причащениями и прочим. Спасибо тому рыбному директору в прошлом году, теперь в зал никого не пустят.

Выложу пару своих черновичков. Один о Путине вообще, другой об этих "ответах на вопросы".

Под кат, чтобы не портить сознательным гражданам души прекрасные порывы.

Collapse )
  • Current Mood
    довольны Неизвестные Отцы!..
avatar

Почему бежали на Запад

Достаточно часто в дискуссиях об СССР задают логичный в общем-то вопрос: «автор, вот если все так было хорошо в твоем совке, то почему оттуда люди старались убежать на загнивающий Запад?».

И ведь действительно бежали. Кто как мог. На самолетах, вплавь или на своих двоих во время зарубежных поездок. Если рассматривать истории побегов, то порой люди рисковали собственной жизнью и жизнями других людей (как скоты Овечкины), чтобы оказаться на вожделенном Западе. Складывается впечатление, что в СССР был такой ад, что граждане готовы были даже погибнуть – лишь бы из него выбраться.

Для начала, начнем с того, что автор никогда не утверждал, что в СССР было всё хорошо. Проблем в СССР хватало. Причем во всех сферах. В экономике – недостаточное товарное покрытие зарплат (дефицит), в политике – отсутствие механизма сменяемости власти, в социальной сфере – алкоголизация населения и низкая мотивация к труду. Это лишь некоторые проблемы, которые в полный рост встали перед советским обществом в позднем СССР. Возникли они, конечно же, не в 80-х, а гораздо раньше, однако всем известные масштабы приобрели именно к перестройке. Перестройка ведь не на пустом месте возникла. То, что надо было что-то менять – понимали многие. Что в итоге «наменяли» – уже другой вопрос.

Тем не менее, все недостатки советской системы ни в какое сравнение не шли с ее достоинствами. Просто эти достоинства граждане перестали замечать, воспринимая их как нечто само собой разумеющееся. Отсюда и представление, что «на Западе – всё тоже самое, как в СССР, только люди живут гораздо богаче и дефицита нет». Почему? Да потому что у них капиталистический мир, а у нас – социалистический лагерь. Ха-ха!

Если отбросить дебильные шутки, то советские люди, конечно же, не имели представления о том, как реально устроен западный мир. Они в лучшем случае видели его витрины, причем зачастую даже не видели лично, а лишь слышали рассказы о них. Официальной пропаганде уже никто не верил, зато верили другу сестры жены, который из заграничной командировки привез японский магнитофон Fisher. Понятное дело, что «там» все хорошо живут, раз у них такие магнитофоны!!! Примерно с таким уровнем компетенции в вопросе особо одаренные советские граждане решались на побег.

Было ли подобное явление массовым? Нет, не было. Из 300 млн. населения не уверен, что наберется даже сотня человек, бежавших на Запад. Просто каждый такой побег имел серьезный общественный резонанс, это да. Однако обобщение, что мол «бежали все, кто мог» – это очередная антисоветская байка. Сотни тысяч советских людей выезжали по тем или иным причинам за границу(в том числе в страны Запада), при этом бежали из них единицы. Более того, многие из тех кто бежал – как раз за границей никогда и не были. Им, как в анекдоте, «Рабинович напел».

По настоящему массовая эмиграция началась именно с падением социализма, когда на всей территории бывшего СССР начался, извините за выражение, лютый пиздец. Национальные конфликты, криминал, коллапс экономики... В начале 90-х граждане вынуждены были перейти буквально на натуральное хозяйство, так как на еду денег просто не было. И вот тогда уже действительно за границу побежали многие. Но вовсе не от социализма, а от нарождающегося капитализма, которого так все жаждали в перестройку. При этом бегущие были свято уверены, что бегут они именно от совка, и что именно коммунисты довели страну до такого состояния.

Не будем отрицать, что высококвалифицированные специалисты имели все шансы устроиться на Западе на порядок лучше, чем они жили в «развитом социализме» и, тем более, в «святые 90-ые». Прежде всего потому, что образование на Западе – платное. Чтобы стать этим самым высококвалифицированным специалистом, надо сначала отдать кучу денег. Такое могут себе позволить не только лишь все. Поэтому местные специалисты для работодателя стоят дорого. Дешевле нанять, например, русских инженеров, которых СССР бесплатно готовил в товарных количествах.

И вот такой русский инженер, в воспитание которого страна вложила кучу денег (начиная с детского сада и заканчивая ВУЗом), но который свято уверен, что это он «всё сам», прекрасно устраивается где-нибудь в США или Германии. Это в тупом совке его такого всего образованного не ценили и какой-нибудь быдло-шахтер мог получать больше Человека с Высшим Образованием. А тут совсем другое дело. Свой дом, две машины на семью, вагоны любой еды и горы барахла без всяких очередей. Лишь бы деньги были.

Вообще, если есть деньги, то на Западе ты себя будешь чувствовать прекрасно (наша элитка подтвердит). Там всё общество выстроено под людей с деньгами. В СССР ничего подобного не было. Даже самые богатые советские граждане типа Антонова или Пугачевой не могли приблизиться по уровню жизни к их коллегам на Западе. Просто потому, что в Советском Союзе не существовало такого социального расслоения, как в капиталистическом мире. Доходы распределялись будто масло по бутерброду: плюс-минус ровным слоем между всеми членами общества. Та самая советская «уравниловка», которая так бесила Людей с Высшим Образованием. Западное общество, напротив, имеет структуру ярко выраженной пирамиды. Естественно, при прочих равных, уровень жизни наверху пирамиды будет несравнимо выше, чем в советском бутерброде. Именно поэтому советские специалисты, оказавшись в западном обществе на верхних ступенях пирамиды, просто писались от восторга. Ой, какой у них сервис! Ой, какие у них дома! Ой, какие машины!

Это как с Россией Которую Мы Потеряли. Её поклонники почему-то уверены, что если бы не большевики, то все бы поголовно стали графьями, поручиками, гимназистками или, на худой конец – зажиточными крестьянами. В этом плане отечественные воздыхатели по Российской Империи очень похожи на постсоветских эмигрантов: и те и другие являются великовозрастными идиотами, которые даже прожив уже 30 лет при капитализме так и не поняли, как он устроен. До сих пор мозгами в Перестройке остались. Не все, конечно, но очень многие.

рысь

"ВАНДАЛЫ" С ФИЛФАКА

«Живут студенты весело в период между сессий», - пелось в старинной песенке. Сейчас вовсю катит сессия, а веселуха - налицо.

Студенты МГУ протестуют против создания фан-зоны на Ленинских, пардон, Воробьёвых, горах. Фан-зона им якобы мешает учиться. Моя дочка, студентка МГУ, рассказывала, что ещё ранней весной собирали подписи под петицией против зоны, но как-то вяло. Она и её товарищи пожали плечами и не подписали, тем более, что учатся они на Моховой. И вдруг буквально накануне чемпионата, когда поздно что-то менять, всё закрутилось с бешеной силой.

INTERFAX.RU сообщило: «На троих студентов МГУ, написавших на рекламной тумбе неподалеку от университета "Нет фан-зоне" (Чемпионата мира по футболу), завели уголовное дело о вандализме».

Дальше – больше: «Мы, нижеподписавшиеся, требуем немедленного прекращения уголовного преследования студентов 1 курса филологического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова Дмитрия Петелина, Дарьи Беловой и Кирилла Козлова и закрытия абсурдного уголовного дела по обвинению в вандализме (УК РФ ст. 214 – до трех лет лишения свободы), связанному с нанесением граффитина временный картонный указатель фанзоны чемпионата мира по футболу 2018».

А мне на почту пришло приглашение подписать воззвание за освобождение жертв «борьбы роковой».

Заметьте: против фан-зоны протестуют не жители окрестных домов, не пенсионеры, не мамы малолетних детей, а студенты, которым от неё вообще-то ни холодно - ни жарко, а желающему учиться студенту вряд ли что-то способно помешать. Всё это ясно показывает, что инсургентов ведёт опытная и крепкая рука. И они – ведутся: как детишки Навального.

Мой сын-строитель, человек практический, уверенно заявил, что страстотерпцы, эдаким манером норовят трудоустроиться в либеральные СМИ или в соответствующие партии. И то сказать, филфак всегда был местом пафосным, но по части будущего трудоустройства малоперспективным. Что филфак готовит безработных – об этом говаривали ещё в пору моей юности, когда ни о какой безработице в Советском Союзе слыхом не слыхали. Потому очень логично, что люди, пытающиеся замутить бучу в преддверии чемпионата, обращают свой взор именно к филологам, у которых карьерные перспективы самые тощие. С одной стороны, их легко заманить обещанием хоть какой-то работы , а с другой – они не боятся себя скомпрометировать перед будущими кадровиками и хедхантерами участием в буче: кадровикам они в любом случае не интересны.

Не слишком ли жёстко: написали что-то на тумбе – и сразу пришили вандализм? Мне кажется – в самый раз. Студенты, чья молодая энергия существенно превосходит их умственный потенциал, часто выступают тараном или хворостом бунтов, революций и вообще деструктивной бучи. Как таран, они готовы лезть на рожон, как хворост – легко воспламеняются от любого пустяка. Когда-то студенческие так называемые «забастовки» оказались прологом первой русской революции 1905 года. Витте писал тогда: «дело выросло от школьной шалости на степень общественного явления».

Во Франции в 1968 г. студенческие волнения привели к отставке де Голля. Через двадцать лет в Китае студенческое сидение на площади Тяньаньмэнь планировалось как пролог вполне «взрослого» переворота – с танками и всем прочим. «Онижедети» - это хворост, используемый закулисными силами для поджога бунта против действующей власти.

Что могут три филфаковца? Лично они – мало что могут, но, как известно, из искры возгорается пламя. Если бы Янукович в своё время твёрдо приказал ректорам вузов немедленно исключать отсутствующих на занятиях студентов без права восстановления и отсылать хлопчиков в армию – очень возможно, Майдан бы увял, не расцветши.

Студенты не боятся потерять место и заработок, как взрослые трудящиеся, потому готовы бузить по первому призыву. Учиться? Ну, кое-кто учится. А многие в вузе просто проводят время. Это не новость. Так было и до революции. В знаменитых «Вехах» есть статья А.С. Изгоева «Об интеллигентной молодёжи», где он пишет: «Русская молодежь мало и плохо учится, и всякий, кто ее искренно любит, обязан ей постоянно говорить это в лицо, а не петь ей дифирамбы, не объяснять возвышенными мотивами социально-политического характера того, что сплошь и рядом объясняется слабой культурой ума и воли, нравственным разгильдяйством и привычкой к фразерству». Я всем рекомендую прочесть эту статью, особенно тем, кто учится и учит в высшей школе.

А студентам надо твёрдо и без стеснения сказать: ваше дело – учиться, чтобы стать подлинными специалистами и знатоками. А городское управление – это не ваше дело. У вас есть много ваших дел, вот ими и займитесь.

«Итогом безответственной политики властей и оргкомитета чемпионата мира стало выталкивание противников размещения фанзоны на Воробьевых горах в радикальную область и провоцирование их на совершение противоправных действий», - пишут протестанты в своём воззвании.

Кто б их вытолкнул на упорное и повседневное овладение знаниями, умениями и навыками по специальности! Потом ещё и спасибо скажут.
2

Задай вопрос Путину

Прямая линия с Владимиром Путиным



Вот лично я

[Spoiler (click to open)]
Лично я - никаких вопросов не имею. Лично мне было всё понятно уже в конце 80-х. Я уже тогда был мальчик умненький. Была какая-то надежда когда началась вся эта кооперативная движуха и, что, возможно, свободное предпринимательство, как при Сталине кооперативы и артели, позволят наполнить дырявый потребительский рынок. И движуха реально пошла - и люди даже стали немножечко шить (я даже сам купил себе какие-то модные, вырвиглазные, кооперативные штаны индпошива).

Но получилось всё с точностью наоборот ожиданиям. Это не кооперативы наполнили своей продукцией потребительский рынок, а жадные и охуевшие барыги вымели подчистую наиболее ликвидные товары, что производил еще госсектор по демпинговым ценам. И в заграницу вывозилось вообще всё - от патрона до гандона - всё, что можно продать хотя бы по цене металлолома.

А когда всё это движение нарождающейся рыночной экономики назначили возглавить самым наглым и охуевшим на тот момент тварям - руководящим комсомольским работникам (без поощрения инициативы снизу) - стало всё понятно. А потом я прочитал (внимательно) "Закон о социалистическом предприятии" - и стало ясно - нам пиздец.

То, что Пиздец окончательный и обжалованию не подлежит, предельно ясно стало с началом тотальной приватизации. И что это - заранее подготовленная и тщательно спланированная операция по развалу и уничтожению моей Родины - СССР. Да что там СССР - России, еп. Кстати - я ваучер не получал. Именно по политическим мотивам и из идеологических соображения. Прекрасно понимал - чем всё это закончится и отказался в этом участвовать - даже за 2 бутылки водки, на которые этот сраный ваучер можно было обменять. Так что лично у меня (лично у меня) совесть чиста. А у вас?

А вот Путин, лично Путин, в уничтожении и развале моей Родины - принимал самое непосредственное и активнейшее участие. В первых рядах трианонов и пидарасов. Насрав на присягу и членство в этой самой КПСС, которой он же, сука неприятная, вменяет в вину развал СССР. Партии, в которой сам же и состоял. Паразительная хуцпа.

И лично у меня к нему, даст Бог, будет только один вопрос: Вас сразу пристрелить - или желаете помучиться? хватит ли у тебя духу и остатков чести бывшего офицера застрелиться самому - или лучше в торжественной обстановке, всё как ты любишь, чтоб на красной ковровой дорожке, с видом на Кремль, перед заколоченным пуленепробиваемой фанерой мавзолеем тебя исполнил расстрельный взвод красноармейцев? Играет праздничный оркестр.

А на все вопросы он предварительно бы ответил Ревтрибуналу.


А лично вы - какой бы вопрос задали лично Путину?

И, да!

[Spoiler (click to open)]
Завтра - Пятница!