May 28th, 2018

Гнезда польских шпионов

«Один шпион в нужном месте стоит двадцати тысяч солдат на поле боя.»

Наполеон Бонапарт, французский полководец и император
......................................................................................................................

В части "Колоссальный сдвиг" я приводил выступление видного деятеля РККА И. Уншлихта, который рассказывал о нависшей над СССР угрозой и говорил о необходимости усиления обороноспособности.
В 1937 году, когда начнутся крупные разоблачения предателей (крышу снесло так, что даже Ежов не мог никого защитить), Уншлихт будет обвинен в работе на польскую разведку. Обвинение кажется на первый взгляд странным и нелогичным, учитывая, что он (Уншлихт) был сторонником перевооружения РККА, усиления финансирования армии. Однако нелогичным это обвинение кажется лишь тем кто плохо знает обстоятельства дела, если углубится в изучение дела все было очень логично и обоснованно.
Эта история началась еще до октября 1917 г. когда входившая ранее в состав России Польша была оккупированна Германией. В октябре 1914 года по инициативе Пилсудского возникла Польская военная организация — конспиративное объединение, действовавшее на всех территориях бывшей Речи Посполитой до её раздела в конце 18 века. Провозгласивший   себя лидером поляков  Юзеф Пилсудский фактически длительное время воевал на стороне Германии, призывая поляков бороться против России.

После того как произошла революция в России, Антанта стала держать верх в войне Пилсудский принял два решения -- постепенно менять сторону конфликта и забрасывать в Россию агентуру его военной организации. Политическая нестабильность давала широкие возможности для внедрения польских агентов в Россию и вербовке находившихся уже там поляков.




Пока в России происходили революционные изменения, в Москву и Петроград стали проникать группы польской военной организации

Помогало им в этом неформальный статут политических беженцев и покровительство польских агентов в России, дававших им документы и работу. Таковыми были Иосиф Уншлихт и Р. Муклевич.
ПОВ руководил так называемый центральный штаб, носивший название «Коменда начельна», который руководил деятельностью местных пилсудчиковских организаций. Для каждой будущей советской республики  имелись отдельные подразделения с нумерацией, например для  Белоруссии — «КН-1», для Украины «КН-3».  В 1918 году ПОВ вошла в Генштаб образованной Польской республики, там образовался второй отдел по разведке.

В 1917 году после февральской революции в Петрограде и Москве находилось много польских националистов, одним из них был Александр Пристор  , будущий премьер-министр Польши. Освобожденный февральской революцией в России с 1917 действовал в подпольной Польской военной организации, затем  уехал в Польшу, став их новым связным с Варшавой.
Пристор, Пужак, а также оставшиеся в Советской России Маковский, Голувко и Юзефовский образовали центр ПОВ . Пилсудский дал команду ряду боевиков ПОВ имитировать разрыв с этой организацией и внедрится в РКП (б). К ним присоединился И. Уншлихт, который к тому времени вошел в руководящие органы НКВД, а позже и ГПУ.

Среди первых задач поставленных сначала штабом ПОВ, а затем и Генштабом Польши агентам было следующее:
1) Затягивание войны Советской России с Германией
2) Содействие интервенции Антанты против Советской России
3) Организация поражения Советской России в войне с Польшей

В 1 п. это означало кооперацию с эсерами и всеми теми, кто хотел продолжения войны, срыва брестских переговоров. Агенты ПОВ участвовали в разработке плана ареста советских руководителей, причем их попутчиком тогда был сам Николай Бухарин, готовый взять и арестовать самого В. Ленина. Вместе с агентами ПОВ действовала и французская разведка, через агента Пестковского, который установил связь с представителем французской миссии  генералом Лавернь. Но тогда у них получилось лишь затянуть переговоры, мир был вопреки им был заключен.

Пилсудский далее готовясь к войне с Россией,  для координации сотрудничества французской и польской разведки направил в Москву Болеслава Венява-Длугошовского. Франция к тому времени в марте 1918 года начала интервенцию на территорию России, сначала на севере, а потом и на юге.
Однако адъютанта Пилсудского арестовали в Москве, из-за подозрений в анти-советской деятельности. Но через несколько месяцев его решили отпустить, после регулярных протестов западных миссий.


Адъютант Пилсудского Б. Веняв-Длугошовский был арестован за связи с подпольными анти-советскими организациями, однако его сеть тогда раскрыть не удалось

Задача польских агентов было вербовать командиров Красной Армии, для перехода на сторону интервентов или Польши. Среди завербованных были комдивы образованной в 191 г. западной стрелковой дивизии -- Маковский и Лонгва, комиссары Лазоверт и Славинский, комбриги Маевский и Лусский, многие другие.
Когда в феврале 1919 году началась советско-польская война польская агентура делала все, чтобы сорвать успешные мероприятия РККА. Важным предательским актом стала сдача Вильно полякам. Уншлихт к тому моменту фактически управлял делами Литбелреспублики, находясь на посту наркома по военным делам Литовско-Белорусской ССР, член Президиума ЦК КП Литвы и Белоруссии и  председателя Совета обороны Литовско-Белорусской ССР.
Первый раз битва за Вильно была выиграна Красной Армией в январе 1919 г. Поляки были выбиты из города. Но потом командование перешло ( с фнвраля) к Уншлихту и он дезорганизовал управление подчиненным ему боевыми соединениями и 19 апреля 1919 года город заняли польские части. Через два дня в Вильно  прибыл Юзеф Пилсудский, который выступил с обращением к литовскому народу, в котором прямым текстом предлагал Литве вернуться к унии времен Речи Посполитой.


Польские войска в Вильно (Вильнюсе), апрель 1919 г., их победы были следствием разрушительной работы польской шпионской агентуры в советских штабах и тылу

Всю войну польская агентура продолжала вредить в советском тылу. Когда советская армия все таки начала новое наступление, казалось, что буржуазной Польше скоро придет конец. Ггтовилось наступление на Варшаву. Нарком по военным делам Лет Троцкий 6 мая в интервью "Известиям ВЦИК" прямо скажет
“Что война... закончится рабочей революцией в Польше, в этом не может быть никакого сомнения, но в то же время нет никаких оснований полагать, что война начнется с такой революции...”
...........................................................
Мы должны нанести вооруженным силам белогвардейской Польши полный военный разгром, для того чтобы сделать политически и психологически неизбежным революционный разгром польской буржуазии. Эта вторая задача должна целиком явиться делом польского пролетариата."


Лев Троцкий уже предвкушал скорую победу под Варшавой, ни капли не сомневаясь в скором громком успехе
Однако "демон революции" был не в курсе, что его и командование РККА обвели вокруг пальца польские агенты


Считается, что информация о планах РККА стала известна полякам из-за взлома шифров, однако это лишь часть правды. Весь план передал Уншлихт,  к тому времени уже был  членом Реввоенсовета 16-й армии и Западного фронта и входил в состав Революционного Комитета Польши. Он имел доступ к секретным оперативным документам, в том числе к плану наступления на Варшаву и передал их польскому Гентшабу.
Это во первых. Во вторых Уншлихт, Муклевич и ряд других военных выступая на военном совете активно советовали наносить удары на ошибочных направлениях, где поляки имели больше сил и средств для их отражения.

Советские войска в самом деле наносили удары по ошибочным направлениям, ведь у них была возможность полностью окружить польские армии, поскольку удары РККА могла наносить как с территории Литвы, так и Белоруссии. Была упущена возможность окружить 1-ю и 4-ю польские армии, которые вскоре разгромили Западный фронт под Варшавой.
Командующий Западным фронтом М. Тухачевский напротив выбирал лишь два направления ударов -- на Минск и из угла своего фронта и границы Литвы вглубь "котла". Оба этих направления не приводили бы к окружению и разгрому поляков, напротив они выдавливались бы из котла.


Варшавская битва закончилась полным фиаско потому поляки знали все планы РККА наперед и потому что командование Запфронтом принимало странные и нелогичные действия
Позже вопросы поражения будут изучены повторно и выявится подрывная деятельность польской агентуры в советском тылу

После окончания советско-польской войны агентура врага России лишь укрепила свое положение. Уншлихт вошел в руководство ГПУ, с апреля 1921 года — заместитель председателя  ГПУ Ф. Дзержинского.  Он имел огромное влияние в органах госбезопасности.


Польский агент И. Уншлихт по правую руку от видимо ничего не подозревающего Ф.Дзержинского


Работая заместителем Дзержинского, Уншлихт насаждал в ГПУ кадры польской агентуры, причем на такие места. Таким например был старый товарищ Уншлихта и Дзержинского Станислав Адамович Мессинг, занимавший посты главы московской ЧК, руководителя Ленинградского ОГПУ и позже заместителя Председателя ОГПУ.


Польский агент С. Мессинг за спиной у видимо ничего не подозревающего рыцаря революции Ф. Дзержинского

К слову о Дзержинском, он конечно вряд ли имел к этому отношение, но он не был нстолько безупречным каким его рисуют, об чем я писал тут.
https://aizen-tt.livejournal.com/22447.html

Еще одним агентом был  Ян Каликстович Ольский, он был именно тем агентом, кто внедрился в РКП (б) и ВЧК в 1917 году, следуя директивам штаба  ПОВ. Используя личные связи (Уншлихта, Дзержинского) он вступил в партию большевиков и быстро начал двигаться по карьерной лестнице. Вот краткая справка:
"В 1918 вступил в РККА, работал в подполье в Виленской губернии (под псевдонимом Ольский). В августе 1919 перешёл в органы ВЧК, начальник Особого отдела 16-й армии, с 1920 особоуполномоченный Особого отдела Западного фронта.
С июня 1921 председатель ЧК (полпред ГПУ) Белоруссии; руководил проведением карательных операций на территории республики.
С февраля 1923 начальник 3-го отделения Контрразведывательного отдела (КРО) ОГПУ
С 28 июля 1923 начальник Отдела погранохраны ГПУ, с 3 октября 1923 по 15 декабря 1925 главный инспектор войск ОГПУ и начальник отдела Погранохраны ОГПУ; начальник Высшей пограничной школы ОГПУ.
С дек. 1925 заместитель начальника КРО и Особого отдела (ОО) ОГПУ. С 22 ноября 1927 по 10 сентября 1930 начальник КРО ОГПУ, с октября 1930 по июль 1931 начальник ОО ОГПУ СССР."
КРО ОГПУ -- это контрразведка ГПУ. Уншлихт и Мессинг не зря направили Ольского именно в контрразведку, там используя свои служебные полномочия он мог прикрывать работу польской агентуры, препятствуя их раскрытию.


Польский шпион Ян Ольский (тюремное фото 1937 г.) в 1927 г. возглавил контрразведку ГПУ, в его обязанности как раз входило ловить иностранных шпионов

Возвращаясь к Иосифу Уншлихту.  С августа 1923 года  Уншлихт сменил поле деятельности, став членом РВС СССР и начальник снабжения РККА, а с 1925 г. заместитель председателя РВС СССР и заместитель наркома по военным и морским делам СССР, фактически один из высших военных руководителей.


М. Фрунзе и И. Уншлихт
Пламенный коммунист и враг буржуазной Польши Фрунзе не подозревает о том, что сидящий рядом с ним человек в случае войны между СССР и Польшей организовать поряжение Красной Армии



С. Буденный, новый нарком обороны К. Ворошилов и его заместитель, агент польского генштаба  И. Уншлихт

Уншлихт сформировал в РККА группу польской агентуры, в которую вошли  (звания и должности на 1928 г.) начальник Военно-Морских Сил РККА, член РВС СССР Ромуальд Муклевич,  начальником Управления связи РККА Роман Лонгва, начальник Особого отдела Московского военного округа Лев Захаров-Мейер, комкор В. Коханский
С начала 1930-х шпионская сеть все расширялась, вовлекая все новых людей. Так например в 1932 году Уншлихт и резидентура 2-го отдела ПГШ заполучила начальника Артиллерийского управления РККА ЕФИМОВА. Они получали от него исчерпывающие сведения о состоянии артиллерийского вооружения Красной Армии, давали ему указания тормозить развитие советских артиллерийских систем.


Польский агент, начальник Военно-Морских Сил РККА, член РВС СССР Ромуальд Муклевич
Для успешной войны Польши и стран бывшей Антанты против СССР он должен был создать все условия для поражения ВМС СССР, не допустить их полного успешного перевооружения



Польский агент, начальник Управления связи РККА Роман Лонгва,  он должен был дезорганизовать управление войсками, не допустить оснащение РККА средствами мобильной связи


Начальник Особого отдела Московского военного округа Лев Захаров-Мейер, как и Ольский пользуясь своим положением мог крышевать польскую агентуру в РККА

И вот выступая на ноябрьском пленуме ЦК ВКП (б) 1928 г. он потребует увеличение финансирования оборонных проектов. Казалось бы дело благое и говорит о том, что человек радеет за оборону страны.
Действительно требование ресурсы на оборонку было абсолютно правильным, но другое дело как распоряжались этими средствами -- во благо или во вред государству. Вредители всегда использовали хитроумные схемы -- выдвигали благую инициативу, а получая одобрение коверкали ее так, что она шла во вред стране. Важно не только наличие средств и индустриализированная промышленность,  но и то как эти средства будут использоваться.
Если государство давало к примеру 100 млн на развитие оборонки и эти 100 млн реально шли на дело, это шло на пользу обороноспособности страны. Но если из 100 млн на оборонку шло лишь 50 млн, а остальные 50 шли на заранее провальные проекты, это уже было вредительство.

Можно сказать, что вредительство в сфере оборонной (в гражданской также) промышленности, велось следующим образом:
1) Насаждение заведомо ошибочных военных доктрин
2) Высасывание у государства как можно большего количества денег и использование их в провальных проектах
3) Задержка строительства пром. предприятий и военной техники
4) Поставка бракованной продукции
Приведу пример с военно-морским флотом СССР. Уншлихт и Муклевич  изначально насаждали провальную концепцию "Малого флота". Она предусматривала в первую очередь строительство подводных лодок и торпедных катеров, и в последнюю — крейсеров, эскадренных миноносцев и лидеров эскадренных миноносцев. Строительство линкоров, линейных и тяжёлых крейсеров для ВМФ СССР они вовсе не предусматривали.
Приступив к реализации этой концепции Уншлихт и Муклевич сделали все, чтобы ее провалить. Несмотря на огромные ресурсы выделяемые на это дело. Первые программы перевооружения предусматривали строительство 19 больших и 4 малых подлодок (всего 23), достройку 3, модернизацию миноносцев типа «Новик»,, модернизацию 4-х линкоров, 68 торпедных катеров.

По идее начатая индустриализация и усиленное финансирование нужд армии должна была обеспечить рост вооруженных сил, но этого не случилось
         План перевооружения 1929-1932 гг. Результаты перевооружения в 1932 г.
Подводные лодки               23 шт.                  7 шт.
Модернизация линкоров                 4 шт.                  2 шт.
Модернизация эсминцев                 3 шт.                  1 шт .
Торпедные катера                 68 шт.                  59 шт.
Несмотря на увеличение финансирования перевооружение армии шло очень слабо, почти половина выделяемых средств просто шли на ветер

О методах вредительской работы говорилось в закрытом письме НКВД СССР от 11 августа 1937 года:
"Вредительская работа МУКЛЕВИЧА во флоте началась с торможения строительства торпедных катеров, сторожевых кораблей и первой серии подводных лодок. Проектирование этих судов МУКЛЕВИЧ поручил ИГНАТЬЕВУ, возглавлявшему группу вредителей в научно-техническом комитете.
Утвержденные Реввоенсоветом сроки проектирования и строительства этих судов самовольно нарушались и изменялись. Заложенные на стапелях суда по нескольку раз расклепывались и перекладывались заново. Заказы на оборудование размещались несвоевременно и некомплектно."


Государство заплатило за 23 подлодки, а получило всего 7, средства потраченные на остальные были отправлены на ветер, что несло большой ущерб экономике страны

Далее там говорилось:
"Перейдя в 1934 году на должность начальника Главморпрома, МУКЛЕВИЧ и там сформировал вредительско-диверсионную организацию, не теряя одновременно контакта с антисоветской организацией в РККФ.
Во вредительскую организацию в системе морского судостроения МУКЛЕВИЧ вовлек более 20 руководящих работников судостроительной промышленности из числа троцкистов, зиновьевцев и антисоветски настроенных специалистов. С их помощью МУКЛЕВИЧ развернул широкую вредительскую и диверсионную деятельность в Главморпроме и на заводах судостроительной промышленности.

В результате этой деятельности задержано строительство и сдача Военведу ряда судов и подводных лодок. В частности, путем задержки производства дизелей сорвана сдача в текущем году подводных лодок для Дальнего Востока.
В подлодке «Малютка» вредительски увеличен габарит, лишающий возможности перевозить ее по железной дороге. Сорвано строительство серийных эсминцев. На лидерах-эсминцах корпус корабля сделан слишком легким, что мешает использованию кормовой артиллерии. На крейсерах зенитная артиллерия размещена так, что не может быть одновременно введена в бой. Сорвана подготовка стапелей для закладки линкоров на Николаевских заводах."

Не нужно объяснять, что дело не ограничивалось лишь военно-морскими силами, такое было во всех оборонных отраслях и в гражданской промышленности тоже (прим. Шахтинский процесс).  Враги советской власти неустанно пытались сорвать строительство социализма  и когда большевики начали индустриализацию, сопротивление капиталистических сил проводимым процессам стало еще сильней.