May 17th, 2018

На полях. По поводу моста, но не про мост.

Конечно, мост надо было бы построить хотя бы затем, чтобы посмотреть на эффект столкновения виртуальной реальности с реальностью по Ф.К.Дику. Напомню: "Reality is that which, when you stop believing in it, doesn't go away" - "Реальность есть то, что, когда вы перестаёте в это верить, не уходит".

Самое обидное в ситуации то, что эффект преходящ, и обыватель его скоро забудет, хотя специалисты, полагаю, сейчас сохраняют для вечности многое, что потом используют против интересов того самого обывателя. Вне зависимости от точки географии.

Смеяться над эволюцией украинских знаний и упований по вопросу Крымского моста... по-моему, чувство превосходства над этой публикой уже не стоит усилий для его достижения. Оно обесценивалось всё то время, пока публика себя показывала. Замечу, кстати, что со стороны упомянутой публики это вполне разумная защитная стратегия: вызывать такое презрение, которое бы блокировало всякое внимание к себе. Я бы не стал эту стратегию использовать, но это мои завихи, а для первобытной хуторской гнуси, дорвавшейся до государства-почти-как-настоящее, оно самое оно.

Отдельным подвидом здесь станут всевозможные "эксперты" при должностях и без таковых. От "экспертов" обыватель - неоправданно - ждёт сбора и отбора информации по интересующему вопросу, а потом изложения отобранного в форме, доступной обывателю. К сожалению, существующие медиа как рыночные предприятия могут оценить и вознаградить только последнюю стадию, - "народу нравится", а первые две - нет.

Это означает, что рынок будет принадлежать самым дешёвым/быстрым "экспертам", которые при равном красноречии станут лучше экономить деньги/время на своём знании предмета и своём умении отсеивать чушь. Отсюда успешные "эксперты" не будут знать того, о чём говорят, и будут верить всему по этой теме - а значит, больше верить тому, что нравится, что услышано от "своих". И толкать эту веру дальше, не заморачиваясь реальностью... ну, пока та не откажется уходить. Пока кляты москалы всё же не построят мост.

Проблема, как легко догадаться, не только украинская. Проблема-тень её в том, что решения вполне очевидны, но не считаются приличными.

Основой всех этих решений станет замедление обывателя, приучение его к отказу от "свежих", "горящих" новостей - в совершенном своём большинстве его не касающихся ни сейчас, ни в обозримом будущем - и возвращение его к системной пропаганде, где манипуляции меньше зависят от подачи материала, а больше от его внутренней логики: "единственно верное учение", "здравый смысл", "житейская мудрость", "учитель Конфуций так сказал"... проблема навязывания нужного поведения здесь решается умением последовательно и аккуратно обращаться с объяснениями событий, а не возбуждением эмоционального интереса к оценке этих объяснений.

Да, сплошное преступление против креативности, динамичности и самой свободы с очень большой заглавной буквы. Хотя нет, ведь обязательным дополнением здесь станет восполнение обществом утраты новостями функции развлечения, то есть запрос на расширение развлечений уже существующих и повышение требований к ним... хотя да, по отношению к нынешним креативности и динамичности такие расширение и повышение требований есть форменное преступление. Визжать будут.

В техническом и организационном аспекте: собственные новостные службы у всякого министерства, в т. ч. регионального, с обновлением в два-три дня и поквартирной/подомовой подпиской. Приучение обывателя внимательно читать не то, что заставляет его испытывать праведные эмоции, а то, что касается его расходов. Расходов ежедневных: жилище, используемая инфраструктура (общественный транспорт, дороги), магазины. Расходов долгосрочных, которые инвестиции: налоги и всё такое.

Одновременно с этим расцвет коротких сериалов "по реально случившемуся в жизни" с подкормкой сообщества критиков масштабов страны в видах освобождения жанра по форме. Компьютерные мультфильмы, абстрактные сюжеты (см. "мифологизация") - и чтобы прикормленные (хотя бы и государством) критики объяснили зрителю, про что оно было "на самом деле" с указанием пальцем на скучные сообщения о том, что реально было, в криминальных и "светских" хрониках. Дискуссии, куда же без них. Начинайте смеяться, но я бы Министерство пропаганды под такое ТЗ учредил бы. Пусть Оруэлл в гробу повертится.

Итогом таких мер станет, в моём представлении, более здоровое общество, чем сейчас. "Здоровое" не в смысле соответствия тому или иному "единственно верному", а в смысле способное воспроизводить себя, способное поддерживать свой суверенитет и способное записывать своё развитие на себя, а не на божественных белых людей из-за границ мира.

Имхо, конечно. Спасибо за внимание.

ПостСкриптум. А сейчас до меня добрались дипломники. Прошу прощения у читателей, но "полторы ставки плюс триста часов" с архиасимметричным перекосом во второй семестр делают с личным временем и с психикой мелкого незаметного препода вещи одновременно прекрасные и ужасающие. А что я думаю про нынешнее расчленение минобра в правительстве... я не думаю, я предвижу новый, б..., стандарт высшего образования (хороший, если что, я вполне согласен с идеей, но идеей очередной). Номер не три с плюсами, а четыре или семь с половиной, со всеми прилагающимися будущими переоценками и итоговой тонной распечаток в кузове "Газели" на представление "вверх".

Так что. Блог я буду вести, но не факт, что регулярно. Пока летом не отосплюсь (хотя уже подписался поднимать кафедральную лабораторию). И вам тоже всего хорошего.



  • Current Mood
    стрессовое

Глобальный рынок против самодостаточности

Продолжая свою статью "Заметки экономиста". Н. Бухарин развивает свою острую критику троцкизма:
"В своей наивности идеологи троцкизма полагают, что максимум годовой перекачки из крестьянского хозяйства в индустрию обеспечивает максимальный темп развития индустрии вообще.
Но это явно неверно. Наивысший длительно темп получится при таком сочетании, когда индустрия подымается на быстро растущем сельском хозяйстве. Именно тогда и индустрия дает рекордные цифры своего развития.
Но это предполагает возможность быстрого реального накопления в сельском хозяйстве, следовательно, отнюдь не политику троцкизма. Переходный период открывает новую эпоху в соотношении между городом и деревней, эпоху, которая кладет конец систематическому отставанию деревни, "идиотизму деревенской жизни", которая закладывает фундамент курса на уничтожение противоположности между городом и деревней, которая поворачивает самую индустрию "лицом к деревне" и индустриализирует сельское хозяйство, выводя его с исторических задворок на авансцену экономической истории.
Троцкисты не понимают, следовательно, того, что развитие индустрии зависит от развития сельского хозяйства.

С другой стороны, мелкобуржуазные рыцари, "защищающие" сельское хозяйство от всяких долевых отчислений в пользу индустрии, стоят, по сути дела, на точке зрения увековечения мелкого хозяйства, его убогонькой техники, его "семейной" структуры, его узенького культурного горизонта.
Глубоко консервативные по существу, видящие в хуторском хозяйстве альфу и омегу техники агрономии, экономики, -- эти идеологи "хозяйчика" отстаивают рутину и индивидуализм в эпоху, которая ставит на своем знамени революционное преобразование и коллективизм, и, по сути дела, расчищают путь махрово-кулацким элементам.
Если троцкисты не понимают, что развитие индустрии зависит от развития сельского хозяйства, то идеологи мелкобуржуазного консерватизма не понимают, что развитие сельского хозяйства зависит от индустрии, т. е. что без трактора, химического удобрения, электрификации сельское хозяйство обречено топтаться на месте.
Они не понимают, что именно индустрия есть рычаг радикального переворота в сельском хозяйстве и что без ведущей роли индустрии невозможно уничтожение деревенской узости, отсталости, варварства и нищеты.

Исходя из преодоления обоих этих флангов "общественной мысли", мы должны теперь разрешить конкретный вопрос о соотношении между индустрией и сельским хозяйством у нас в СССР в данный период. Основные факты, которые мозолят всем глаза, таковы: при общем росте оборота между городом и деревней -- товарный голод, т. е. и недостаточное (резко недостаточное) покрытие деревенского спроса, следовательно, как будто отставание промышленности от сельского хозяйства;
с другой стороны, затруднения с хлебом, недостаточное предложение хлеба по сравнению со спросом на него, т. е. как будто отставание сельского хозяйства; огромный рост промышленной продукции и огромный рост капитального строительства, и в то же время -- весьма значительный товарный дефицит. Все эти "парадоксы" нашей хозяйственной жизни должны получить свое разрешение. От этого разрешения зависят и основные директивы нашей политики.

Троцкий в своем заявлении Коминтерну ("Июльский пленум и правая опасность") -- документе неслыханно клеветническом и кликушеском -- пытается местами аргументировать, опомнясь на минуту от перманентного визга. Важнейшие места аргументации:
1) "что отсталость сельского хозяйства является причиной всех трудностей, это, разумеется, бесспорно";
2) "по типу своему нынешнее сельское хозяйство бесконечно отстало, даже по сравнению с нашей очень отсталой промышленностью";
но
3) "несмотря на несравненно более высокий свой, по сравнению с сельским хозяйством, технико- производственный тип, наша промышленность не только не доросла еще до ведущей и преобразующей, т. е. до подлинно социалистической роли по отношению к деревне, но и не удовлетворяет даже и текущих товарно-рыночных потребностей, задерживая тем самым ее развитие";
4) "поднять сельское хозяйство вверх (точно его можно подымать и вниз! -- Н. Б.) можно только через Промышленность.
Других рычагов нет... Смешивать воедино два вопроса: об общей исторической отсталости деревни от города и об отставании города от рыночных запросов сегодняшней деревни -- значит сдавать гегемонию города над деревней
Из этих рассуждений делаются и выводы: партия с XII съезда (!!) вела правую политику, политику недостаточной индустриализации и, следовательно, утери темпа, откуда и вырос кризис хлебозаготовок; партия в феврале признала, утверждает Л. Д. Троцкий, отставание промышленности, но теперь (после июльского Пленума и отмены чрезвычайных мер) партия снова взялась за старое и т. д. и т. д.
Генеральный вывод: необходимо форсировать индустриализацию сверх того, что делается в настоящее время (о других "выводах" автора здесь говорить не место).".
Кратко и просто -- Бухарин обвиняет Троцкого в том, что тот хотел по сути "ограбить" крестьян,  производя перекачку средств из с\х в промышленность, что негативно сказывалось бы на развитии жизненного уровня крестьян.
Однако Бухарин не упомянул одного важного факта, который все меняет -- предложения Троцкого по товарной интервенции. Троцкий вовсе не хотел "грабить" крестьян. Понимая, что с\х важный источник доходов государства он хотел пойти навстречу крестьянам открыв для импортных товаров советский рынок.


Лев Троцкий был сторонником открытия советского рынка для иностранных товаров и встраивания СССР в глобальную систему экономики

Это привело бы к всплеску конкурентной борьбы за потребителя и падению цен на пром. товары, уравняв их  в стоимости с продукцией сельского хозяйства. Таким образом никакой "максимальной перекачки" средств из с\х в промышленность Троцкий не предполагал, ибо по нему часть средств переходила крестьянам в виде дешевых промтоваров.
Кратко напомню воспоминания Л. Кагановича о январьской партконфкеренции 1924 г.:
"Выступали самые видные оппозиционеры: Преображенский, Пятаков, В. Косиор, Радек, Сапронов, Смирнов и другие. По экономическим вопросам оппозиционеры пережевывали, правда с меньшим аппетитом, то, что они говорили во время дискуссии.
Они отстаивали свою позицию высоких цен на промтовары, Пятаков – более широкое допущение иностранной "товарной интервенции", что якобы заставит внутренних частных торговцев снизить цены. "
Сам Троцкий читая вступительный доклад на заседании особого совещания "по качеству продукции"при президиуме ВСНХ 6 июля 1925 г достаточно образно разъяснял свою позицию примеру производства тогдашних электролампочек:
"... Если бы нашей монопольной промышленности электрических лампочек грозил застой, то государство всегда будет иметь возможность "подстегнуть" эту промышленность при помощи импорта соответственного количества иностранных лампочек".


Американские лампочки 1920-х годов




По мнению Троцкого надо было открыть рынок для импортных товаров, чтобы подстегнуть конкуренцию и снижение цен на пром. товары для потребителей

Развивая свои мысли Троцкий в 1932 году открыто выступал против самодостаточной экономики:
«Импортный товар в один червонец может вывести из мертвого состояния отечественную продукцию на сотни и на тысячи червонцев. Общий рост хозяйства, с одной стороны, возникновение новых потребностей и новых диспропорций, с другой, неизменно повышают нужду в связях с мировым хозяйством.
Программа «независимости», т. е. самодовлеющего характера советского хозяйства, все больше раскрывает свой реакционно-утопический характер. Автаркия — идеал Гитлера, не Маркса и не Ленина»


Троцкий прямо заявит, что самодостаточная экономика, это утопичный идеал рвущихся в Германии к влассти нацистов и их лидера А. Гитлера

Иными словами  Троцкий выступал против самодостаточной экономики СССР, называя ее утопичной и полагая, что это идеал Гитлера. Троцкий был сторонником того, что сегодня называют "глобальной экономикой", встраивание СССР в тесные экономические связи с капиталистическими  международными сетями.
Не нужно лишний раз говорить, что встраивание СССР в глобальную капиталистическую экономику поставило его  бы в зависимость от мирового капиталистического рынка и привело бы к потере экономического суверенитета.
Ошибку Троцкого показали не только успехи индустриализации, но и победа в ВОВ. СССР снизив свои международные торговые связи сумел создать самодостаточную, автономную экономику сумел выдержать в самой тяжелой войне.  Именно "самодовлеющее" советское хозяйство стало опорой и фундаментом великой победы.


Именно сталинская самодостаточная экономика, ее производство смогло выдержать тягости ВОВ не завися от импорта или экспорта товаров


Производство на советских предприятиях было самодостаточным и не зависело от импорта иностранных технологий


Самодостаточность экономики означает независимость страны, невозможность надавить на нее экономическими мерами (санкциями)

И возвращаясь к экономическим заметкам Бухарина, он делает уничижительные выводы о Троцком и троцкистах:
" В этих рассуждениях поражает не только то, что они кричаще противоречат "музыке социализма", которую автор перманентной революции слышал в первых контрольных цифрах, появившихся, как это всем известно, гораздо позднее XII съезда. В этих рассуждениях поражает прежде всего полное отсутствие анализа динамики развития. Ни вопрос об основных фондах промышленности по сравнению с основными фондами сельского хозяйства, ни вопрос о величине продукции пром. и с.- х., ни вопрос о движении этих соотношений не интересуют автора.
Между тем соответствующие факты кое о чем говорят даже для людей, трижды оглушенных буржуазной ложью о СССР."
Автор не зря напомнил о перманентной революции, стремясь  подчеркнуть. что он обращается к Троцкому.  Но как я писал в прошлой статье -- Бухарин  в "Заметках экономиста" обращался вовсе не к Троцкому, а Сталину. Я снова напомню, что Бухарин хорошо знал, что Троцкий предлагал товарную интервенцию, что облегчило бы материальное положение крестьян уравняв их развитие с промышленным.
Но вот Сталин никакой товарной интервенции не предлагал, именно его экономическая политика способствовала -- перекосам цен в пользу пром. товаров, максимальной перекачке средств из деревни в город (экспорт, налоги) и он не предлагал никакой товарной интервенции, выступая против этого лозунга троцкистов.


Именно Сталин поводил политику максимальной перекачки средств из с\х в промышленность, без какой либо обратней отдачи в сторону крестьян
Очевидно, что Бухарин в своих "Заметках экономиста" обращался совсем не к Троцкому, а к Сталину

Далее Бухарин прошелся по проблемам прироста основных фондов и спроса, впоследствии сформулировав ряд выводов:
"Подводя общие итоги, нужно сказать:
1) по основным фондам, по валовой и товарной продукции темп развития индустрии чрезвычайно превышает темп развития сельского хозяйства;
2) зерновое хозяйство, поставленное в крайне невыгодные условия, угрожающе отстает даже от минимально необходимых темпов;"
Тут остановлюсь и отмечу, что это опять не критика Троцкого, а критика политики партии в 1927-28 гг. По 1 п. осуждается перекос, упор на развитие промышленной индустрии в ущерб с\х. По 2 п. осуждаются условия поставившее крестьянство в невыгодное положение -- низкие цены на с\х продукцию и рост налогового обложения.
Далее Бухарин пишет:
" 3) спрос со стороны деревенского населения наполовину является неземледельческим спросом и сам в значительной мере порождается развитием крупной промышленности, обобществленного хозяйства;
4) дальнейшее увеличение темпов в развитии индустрии определяется в значительной мере сельскохозяйственными сырьевыми и экспортными лимитами;
5) очевидно далее, что при распределении средств внутри промышленности (а в части капитального строительства -- внутри всего обобществленного сектора) нужно добиться всестороннего учета всех факторов, определяющих "более или менее бескризисное развитие" (из резолюции XV съезда), более правильное сочетание отраслей промышленности и отраслей обобществленного сектора.
Из всего комплекса вытекающих отсюда проблем на первое место становятся проблемы капитального строительства и зернового хозяйства. Что касается последнего вопроса, то партия в своих решениях -- в особенности в своих последних решениях -- подчеркнула все его огромное значение: отсюда выпрямление политики цен, отсюда постановка вопроса о совхозах и колхозах, отсюда необходимость громаднейших практических усилий в данной области.
Разумеется, если бы не было угрожающего отставания зернового хозяйства, его дробления, понижения его товарности и т. д., то целесообразней было бы, пожалуй, деньги, ассигнуемые на совхозы, вложить, скажем, в производство черного металла, которое является "узким местом" нашей промышленности. Однако даже "сверхиндустриалисты" не решаются напасть на совхозы. Почему? Потому что очевидно именно отставание зернового хозяйства. "Чисто производственная" точка зрения, т. е. точка зрения "увеличения продукции" (Ленин), совпадает здесь с точкой зрения "классового замещения", постепенного замещения капиталистических элементов сельского хозяйства возрастающей коллективизацией индивидуальных бедняцких и середняцких хозяйств, укрупнением и обобществлением сельскохозяйственного производства. "

Бухарин формулирует задачу подъема индивидуальных крестьянских хозяйств и предупреждает от резких изменений экономических условий:
"Эта огромная новая проблема, которая отнюдь не предполагает пренебрежительного отношения к индивидуальному трудовому хозяйству, а, наоборот, должна решаться на подъеме индивидуальных хозяйств (именно так ставил вопрос тов. Ленин), требует особого внимания и особого напряжения усилий именно благодаря своей новизне. Это есть, до известной степени, крупное капитальное строительство в сельском хозяйстве, требующее и новой техники (тракторизация, механизация, химизация и т. д.), и квалифицированных кадров.
Подъем индивидуального крестьянского хозяйства, особенно зернового, ограничение кулацкого хозяйства, строительство совхозов и колхозов при правильной политике цен, при кооперировании масс крестьянства и т. д. должны выправить крупнейшую хозяйственную диспропорцию, находившую свое выражение в стабильности и даже регрессе зерновых культур и в слабом развитии сельского хозяйства вообще.
В общем и целом при составлении наших планов необходимо помнить о директиве XV съезда:
"Неправильно исходить из требования максимальной перекачки средств из сферы крестьянского хозяйства в сферу индустрии, ибо это требование означает не только политический разрыв с крестьянством, но и подрыв сырьевой базы самой индустрии, подрыв ее внутреннего рынка, подрыв экспорта и нарушение равновесия всей народнохозяйственной системы.
С другой стороны, неправильно было бы отказываться от привлечения средств деревни к строительству индустрии; это в настоящее время означало бы замедление темпа развития и нарушение равновесия в ущерб индустриализации страны".

Бухарин недвусмысленно выступил против усиленной перекачки средств из деревни в город, что как раз предлагал Сталин в июле 1928 г.


Бухарин критикует централизацию управления хозяйством страны. Центр по его мнению зажимал местные органы власти:
"У нас должен быть пущен в ход, сделан мобильным максимум хозяйственных факторов, работающих на социализм. Это предполагает сложнейшую комбинацию личной, групповой, массовой, общественной и государственной инициативы. Мы слишком все перецентрализовали.
Мы должны спросить себя, не должны ли мы сделать несколько шагов в сторону ленинского государства-коммуны? Это вовсе не значит "распускать вожжи". Наоборот. Основное руководство, важнейшие вопросы должны гораздо тверже, более жестко (но зато и более продуманно) решаться "в центре". Но в строгих рамках этих решений действуют уже нижестоящие органы, отвечающие за свой круг вопросов, и т. д.
Гиперцентрализация в ряде областей приводит нас к тому, что мы сами лишаем себя добавочных сил, средств, ресурсов и возможностей, и мы не в состоянии использовать всю массу этих возможностей, благодаря ряду бюрократических преград: мы действовали бы гораздо более гибко, маневренно, гораздо более успешно, если бы, начиная с отдельного госпредприятия, были бы в состоянии больше применяться к реальным, конкретным условиям и не делать поэтому тысяч маленьких и больших глупостей, которые в сумме "влетают в копеечку"."
Напомню, что здесь речь об том, что наркомат торговли грубо вмешивался в дела региональный властей, взяв на себя слишком много прав, по мнению их оппонентов. Подобные обвинения в адрес наркомторга звучал в апреле и июле 1928 г.


Бухарин отдельно отметил "гиперцентрализацию" управления, которую проводил наркомат торговли во главе с А. Микояном (на фото), они взяли почти ручное управление процессами в с\х на местах

Бухарин заканчивает так свою статью:
Хлебозаготовительный кризис сигнализировал нам крупные опасности. Экономика обернулась здесь и своей классовой стороной.
Эти опасности еще не изжиты, и нужна еще большая работа, чтобы они были изжиты. В стране, несомненно, колобродят враждебные нам силы: кулачество в деревне, остатки старых и новые буржуазные группировки в городах.
В порах нашего гигантского аппарата гнездятся тоже элементы бюрократического перерождения с их полным равнодушием к интересам масс, их быту, их жизни, их материальным и культурным интересам. Если активные идеологи мелкой и средней буржуазии протягивают свои щупальцы и тихонечко пробуют колебать нашу политическую линию (таковы противники индустриализации, противники совхозов, колхозов и т. д.), то чиновники "чего изволите?" готовы выработать какой угодно, хотя бы сверхиндустриалистский, план, чтобы завтра хихикать над нами в "узком кругу", а послезавтра идти под руку с нашими противниками. У рабочего класса есть, однако, масса козырей на руках.

В борьбе с классовыми врагами, усиливающими свою политическую активность, пролетариат, опираясь на бедноту, организуя ее силы против кулачества, развертывая смелую самокритику в своих рядах, будет все успешнее преодолевать и свои собственные недостатки.
Мы растем, и мы можем расти, и мы будем расти с меньшими потрясениями, если станем культурнее и научимся лучше управлять. Именно об этом говорил в последнее время тов. Ленин."