April 30th, 2018

Акт.



15 апреля 2018 года в храме Николая Мирликийского на крейсере «Аврора» впервые за 100 лет была совершена Божественная литургия.
Комментируя историческое значение первой за 100 лет Литургии на крейсере «Аврора», отец Александр назвал прошедшую службу актом исторического примирения: «С "Авророй" ассоциировалось начало революции и начало страшной эпохи нашей страны. Во время Литургии совершается молитва поминовения всех — и тех, кто был на стороне красных, и тех, кто был на стороне белых, и тех, кто видел будущее страны в продолжении прежнего строя, и тех, кто хотел изменить строй. Наверное, для православных людей это является актом исторического примирения людей разных взглядов и разных сословий».

........

По видимому, литургия, которую исполнили девочки из "Пусси Райот" в храме - тоже является актом исторического примирения между ебанутыми идиотами и христанутыми юродивыми.

От подопытного кролика - неопытным кроликам

Тут народ все время убеждает себя и окружающих, как хорошо живется в приличных странах. Типа, в США доллары растут на пальмах. Тупые пиндосы только сами ленятся их срывать. На Аризонщине с Миссисипщиной солнце и витамины круглый год, обитать можно в шалаше, и с пьедестала Белого Образованного Человека поплевывать на черных тунеядцев. (Граждане, вы видели эту испепеляющую жару без кондиционера, тропическую влажность, крокодилов и скорпионов, торнадо и ураганы?)
Германия и прочий Евросоюз - вообще рай земной, там истинный коммунизм, пособия хватает на поездки в теплые края, к тому же скоро везде введут безусловный доход, Маск подарит каждому бесплатный интернет и семь роботов. Тогда можно вообще не отходить от компа, работать по удаленке дизайнером и плести бусики. Особенно если сдать в России бабушкину квартирку, прихватить материнский капитал, пособие на детей, на прощание ритуально проклясть тирана Путина - и двинуться в гостеприимную буржуинию.

Добро пожаловать, друзья! Я вам не скажу за всю Одессу, но вот США. Отпуск в хороших компаниях аж 2 недели в году. Ездить на работу по полтора-два часа в одну сторону считается вполне нормальным. Причем общественный транспорт практически не развит, за исключением НЬю-Йорка и пары крупных городов. Есть ли у тебя машина, и в каком состоянии - никого не интересует. Купи, застрахуй и обслуживай. Дети - тоже ваше личное хобби. Никаких государственных садиков. Больничных в год пять оплачиваемых дней, если повезет с хозяином. Постоянно берущих даже неоплачиваемые дни по уходу за ребенком держать никто не будет. Крутись как хочешь, нанимай няню.Отпуска по родам и уходу за ребенком нет. Если компания разрешит, можно взять после родов три месяца неоплачиваемых, дольше никто не ждет. Зато разрешается нацеживать и сливать грудное молоко в рабочее время, вместо перерыва на обед, и запасать в холодильнике. Всем горячо рекомендую! С медициной полный швах: если повезет, то хозяин частично оплатит медстраховку, если нет, или у тебя частный бизнес... ну, всех подряд ведь невозможно лечить на халяву, правда? Можно дождаться пенсии и программы Медикер, всего-то дотяни до 65 лет - и радуйся жизни! Программа «Медикэр» оплатит первичную медицинскую помощь и определенные услуги, если вы заболеете или получите травму.

Сейчас будет с цифрами:


Это моя зарплата за 2 недели. Я должна бы получить 2 442.31, но за вычетом налогов и медицины остается аж 1 752.56. Значит, в месяц 3 505 долларов 12 центов.

Из них в месяц за жилье плачу 1100. За машину 300, 140 за страховку, 163 в прошлом месяце ушло на бензин и толлы (платные дороги). Еще я "поймала" гвоздь, и колесо пришлось менять (Убер 35 долларов, пропущенное время на работе, 200 за ремонт). Еда от 500-600 и больше. Доплаты за медицину 50 долларов за визит к семейному врачу и 70 к специалисту. В прошлом месяце болела дочь, и в целом мы ее таскали по докторам раз 10. Лекарства в аптеке тоже, естественно, не даром. Плата за интернет, телефон и телевизор -164. Разные хозяйственные расходы, химчистка, уборка дома и пр. - ну, скажем, 150 долларов. 100 каждый месяц - выплата займа на учебу в колледже. Кроме того, я учусь дальше, заканчиваю универ, и продолжаю платить за классы. В этом семестре образование мне стоило 960 баксов, не считая учебника и разных мелочей (например, меня заставили проверить иммунитет на все прививки (titers)для практики - обошлось в $350.

Как видите, я не упоминаю массу вещей: страховку дома, налог на недвижимость, коммунальные услуги, одежду (на работу уже не пойдешь в чем попало), расходы на содержание школьницы и ее учебу, одежду, машину и бензин (в нашем районе нет ни только автобусов, но даже тротуаров) - потому что нас все-таки двое. В смысле, имеется отец ребенка. И даже старший сын, закончивший школу, как-то помогает, и вносит определенный вклад.

Я не уверена, что у нашей эмиграции, которая консервативнее черной сотни и святее адвентистов-евангелистов, дела обстоят лучшим образом. Собственно, я точно знаю, что многие живут гораздо хуже. Не забывая пускать слюни на Пиночетов и Трампов, на каждого полицейского и супервайзера. Рабская, подкулачническая психология и шкурничество - умри ты сегодня, а я завтра! - звериная ксенофобия, полное отсутствие солидарности, ограниченность и изоляция, - загоняют их в какие-то шизофренические джунгли, когда в дневнике напоказ человек признается в любви самой демократичной стране и плачет от счастья при виде каждого мотылечка, а под замком сплошные ужасы: подыхаю от боли, страховки нет и не будет, завтра поеду в больницу другого штата, обмотавшись платочком, чтобы по номеру social security не нашли, прощайте все, сыночку ничего не остается кроме армии, будет пушечным мясом для банкиров...
А без замка все та же пастораль: смотрю на клейкие листики, мальчику повезло, он учит португальский, ах лучшая в мире новая родина, только ничего не менять, только не эти коммуняки!
Сейчас они, бедолаги, серые все от размаха русофобии в масс-медиа. Вдруг ненароком отправят как японцев в фильтрационные лагеря, за вмешательство в выборы Трампа, за которого они же, идиоты, радостно голосовали? :)))

Стучите чаще Пишите больше в Твиттер, ребята! А вдруг поможет? Клянитесь в верности, распинайтесь в ненависти к Путину и России, отключайте русское ТВ.

Все хорошо, прекрасная маркиза.


( утащено у замечательной onb2017 )

Перегибая палку

 Вечером 7 июля 1928 года выступления делегатов закончились речами Н. Шверника и Р. Эйхе. Выступавший последним Роберт Эйхе, он критиковал Наркомторг за вмешательство в дела регионов в обход крайисполкомов, но в целом чрезвычайные меры оправдал. При этом оставаясь сторонником правого уклона.
8 июля был перерыв, Пленум не собирался. Если кратко сделать выводы по выступлениям можно сказать, что выступавшие почти все со стороны правого уклона:
1) Стремились дискредитировать Наркомторг
2) Выгородиить кулаков, свалив ответственность за кризис на органы власти
3) Требовали повысить закупочные цены на хлеб
4) Стремились замедлить темпы коллективизации
Почему же большевики выступали на стороне частника? Не думаю что дело в только том что они отстаивали свои взгляды, не стоит наивно верить в их идеализм. В любой системе определяют ряд других факторов, в основном такие:
1) Политический оппортунизм, стремление быть на стороне победителя
2) Подкуп со стороны частных лиц
Первая причина проста --  те крупные работники, кто были готовы поддерживать более сильную сторону. В 1928 году, на момент проведения пленума ЦК  лидером №1 в ВКП (б) был Николай Бухарин, ее главный идеолог.


Николай Бухарин на июльском пленуме мог чувствовать поддержжку основной части членов ЦК, не сомневатся в своем успехе

Вторая причина это подкуп советских партийных и государственных работников. В годы НЭП в каждом региональном городе были свои богачи, они имели роскошнные дома, кутили в дорогих ресторанах и кабаках, жили на показ.
Советские партийно-государственные работники не могли с ними не пересекатся, между ними устанавливались личные и деловые отношения. Видя красивую жизнь НЭПманов и кулаков работники органов власти разлагались, а НЭПманы старались их покупить.
Для новых советских буржуев "мишенью" №1 для подкупа были руководители регионов -- кандидаты и члены ЦК. Получая деньги со стороны буржуев они становились их агентами в ЦК ВКП (б).
Да и что греха таить, сами НЭПманы на 90% были либо действующими, либо бывшими чиновниками,наверняка сами руководители обкомов, горкомов, исполкомов. Вряд ли они отказались от соблазна заиметь свои предприятия.

На июльском пленуме ЦК через своих окупленных агентов говорили НЭПманы

Утром 9 июля Пленум возобновился. Слово взял Никола́й Па́влович Комаро́в, тогда председатель исполкома Лениниградского городского и губернского советов. Он в частности говорил о ценовой политике:
"Процентов 50 мы заплатили хлебом и должны были потратить 2 млн. пудов хлеба на лен. А как же было с ценами? Ведь цены так легко не выправишь, на будущий год гораздо труднее сужать снабжение хлебом крестьян. Нужно с осени, чтобы наши ко- оперативные организации, которые торгуют хлебом, подравнивали цены.
Предположим, на рынке цена 3–4 рубля, и в это время нужно бросить известную массу хлеба на рынок, чтобы снизить цену на хлеб на 20–30 коп. Только такой путь возможен, а иначе чего стоят разговоры о восстановлении рынка.
Какой дурак пойдет продавать хлеб, когда по 1 р. 20 к. за пуд мука имеется везде в кооперативах.
Поэтому, тов. Микоян, заключайте договор с крестьянами по такой цене на хлеб, а они пусть сдают по такой-то цене лен, а остальное снабжение равняется по частному рынку."
Следующим слово взял Влади́мир Па́влович Милю́тин, тогда Управляющий Центрального статистического управления СССР при Совнаркоме СССР. Он привел статистику по с\х и сделал два интересных вывода
"Могут быть две причины недовольства крестьян. Или наша политика неправильна относительно крестьянства вообще, т. е. политика, наме- ченная XV партийным съездом в сторону постановки основной задачи перед сельским хозяйством: это задача перехода к крупному хозяйству – что, может быть, мы слишком круто взяли курс на коллективизацию, – это одна ошибка; или же ошибки заключаются у нас в неверной установке наших отношений на рынке, – это другая задача."
Иными словами Милютин в обеих причинах кризиса видел прежде всего вину власти. Далее он писал о перспективах формы с\х:
"У нас, я говорю, есть две линии возможности перехода к укрупненному хозяйству: линия капиталистическая, линия создания круп- ных фермерских кулацких хозяйств, и линия коллективизации. Развитие производительных сил в сельском хозяйстве – это значит переход к крупному хозяйству, причем я говорю, что этот переход у нас совершается на фоне общего подъема бедняцких и середняцких хозяйств. Это означает, что развитие производительных сил может про- исходить только в формах коллективизации.
......................................................................................
Укрупненное хозяйство – это не насаждение новых кулацких хозяйств, а насаждение новых коллективных, товарищественных, артельных и всех иных форм коллективиза- ции сельского хозяйства. Вот тот основной путь, по которому идет развитие нашей деревни»"
Однако заявив о важности коллективизации,Милютин далее обратил внимание, что её (коллективизацию) пока провести вряд ли удастся:
"Я опасаюсь того, что мы, вызвавши, всколыхнувши, толкнув- ши эти массы на путь коллективизации, не сможем в достаточной мере обслужить это грандиозное, важное для нас течение.
Мы запоздали с постройкой тракторных заводов, мы запаздываем сейчас с постройкой заводов уборочных машин и т.д., у нас количество сельскохозяйственных машин в общей цифре значительно выше довоенного, а самое количество их еще ни к черту не годится."

Правый уконист В. Милютин обвинил органы власти в ошибках, что привело к кризису и усомнился в возможностях скорой коллективизации

После Милютина выступил Лев Натанович Крицман, тогда преподаватель МГУ,  директор Института сельскохозяйственной экономики и ответственный редактор журнала «На аграрном фронте». В целом его речь была посвящена успехам в с\х и имела нейтральный тон.

Следующим слово взял Председатель Совнаркома СССР Алексей Рыков. Он критично оценил работу органов власти с рабочими и крестьянами и высказался по поводу чрезвычайных мер, покритиковав Кагановича:
"Что плюсы чрезвычайных мер перевешивают минусы – это несомненно, но это не зна- чит, что нельзя говорить об этих минусах.
И когда Каганович выводил здесь административные меры и 107 статью из закона стоимости (!) и ограниченного действия его в условиях нашей экономики, подводя сомнительные «теоретические» обоснования под практику применения чрезвычайных мер, то из его речи вытекала сплошная апологетика (вместо анализа) этих самых чрезвычайных мер."
Рыков осуждал, что извращения (перегибы) вошли в систему обычных мер:
"Если бы мне задали, например, такой вопрос: скажите, какое количество хлеба вы получили в результате выполнения директив и какое количество – в результате «извра- щений», то я не взялся бы на него ответить, ибо очень многое из того, что мы называем извращениями, вошло в систему этих мер."
Рыков прямо полагал, что чрезвычайные меры порождают извращения, а это есть перегибы:
"И если мы говорим о чрезвычайных мерах, то было бы ошибкой отделять их от «извращений». Под извращения иногда подводят уголовные и полууголовные пре- ступления, совершенные отдельными лицами в процессе хлебозаготовок, но это со- вершенно неправильно – преступление есть преступление"

Правый уклонист А. Рыков прямо назвал перегибы преступлением, именно критики чревычайщины он посвятил большую часть своей речи

Рассказав о сути чрезвычайных мер, набросился на Лазаря Кагановича, выступавшего ранее. Рыков дает понять,  что Каганович использует методику подавления масс, как это делают в буржуазных странах:
"А тов. Каганович, выступая здесь с речью, по-моему, просто-напросто смешал в ряде вопросов настоящий пленум с апрельским. Везде и всюду он говорит об извраще- ниях, но не о чрезвычайных мерах в целом.
Вот в стенографической записи речи Кагановича, где дается обобщающая характеристика решений, которые внесены Политбю- ро на рассмотрение пленума, сказано буквально следующее:
«мы должны принять ту резолюцию, которую мы сейчас примем, которую нам предлагают, как общую пер- спективу, как борьбу с извращениями», т. е. Каганович исходит из того, что чрезвычай- ные меры еще должны остаться, а мы будем бороться только с извращениями.
Весь смысл речи Кагановича сводился к защите чрезвычайных мер как таковых, во все вре- мена и при всяких обстоятельствах.


Каганович. Это неверно. Вы процитируйте там, где я говорил, что эти экстраординарные меры нельзя вводить в систему.

Рыков. Я с удовольствием процитирую сейчас ваши слова относительно админи- стративных мер:
«Отличие советского государства от буржуазного заключается в том, что у нас по- литика теснейшим образом переплетается с экономикой и администрирование также переплетается с экономикой».
Как будто в буржуазных государствах этого нет. А как же в буржуазных государ- ствах? Очевидно, что и там политика и администрирование тоже переплетаются с экономикой"

Далее Рыков пише, что Каганочив размывает разницу между чрезвычайными и экономическими мерами:
"Для того чтобы дать, если можно так выразиться, глубокую постановку вопроса о чрезвычайных мерах, Каганович неожиданно пускается в рассуждения о законе стои- мости и «выводит» из него... 107 статью уголовного кодекса.
Для чего все это понадобилось тов. Кагановичу? Основная задача всего его изложения заключается в том, чтобы доказать отсутствие разницы между административными и неадминистративными, экономическими мерами. Но нэп отличается ведь чем-нибудь от военного коммунизма!
Конечно, когда мы прибегаем в отдельных случаях к административным ме- рам, то мы осуществляем их в интересах успешного строительства социализма.
Но в отношениях с мелким производителем в условиях нэпа не этим мерам принадлежит основная роль в том, чтобы экономически преобразовать на социалистический лад огромные массы мелкобуржуазных производителей, вовлечь их в систему социалистических производственных отношений.

Конечно, и в период военного коммунизма мы ставили себе определенные политические и экономические задачи, вытекавшие из са- мого характера пролетарской революции.
В период новой экономической политики партия, разумеется, не только не отказывается от задач социалистического преобразо- вания общества, которые были поставлены самим Октябрем, а, наоборот, успешно решает их, применяя для этого лишь иные методы.
Но из того, что и в период военного коммунизма и в период нэпа мы стремимся к одной и той же конечной цели, вовсе не следует, что приемы и методы социалистического строительства в эти различные пе- риоды совершенно одинаковы. Наоборот, разница между системой нэпа и военного коммунизма очень большая!"

И как военный коммунизм теоретически не исключает мического (административного) воздействия. Но это совершенно не означает, что администрирование и экономическое воздействие тождественны. Вся же речь тов. Кагановича покоилась, во-первых, на утверждении, что между административными и экономическими мерами разницы нет – «доказательством» чего служили ограничение закона стоимости в наших условиях и противопоставление советской системы хозяйства буржуазной, – и, во-вторых, на том взгляде, что наш пленум должен заниматься осуждением «извращений», а не вопросом о дальнейшем применении самих чрезвычайных мер и анализом итогов истекшей кампании.
Мы зашли в применении чрезвычайных мер довольно далеко и теперь можем и должны подвести итоги пройденного."

Значительную часть речи Рыков посвятил критике выступления Л. Кагановича (на фото), который имел сильно левый уклон

Далее Рыков говорит о рецепте построения социализма:
"Что должно вызывать в отношении середняка наш дальнейший подъем, ук- репление и расширение строительства социалистического хозяйства? Упрочение сою- за с бедняком и с середняком.
Мы должны в период развернутого социалистического строительства все крепче и крепче привязывать его к себе.
У нас никогда не пользовалась никаким «кредитом» та «теория», согласно которой развитие социализма должно будет происходить так же, как и развитие капитализма, т. е. путем разорения промежуточных социальных слоев: мелкой буржуазии, кустарей, ремесленников, среднего крестьянства."
Рассказав о пути построения Рыков снова предостерегает от навязывания чрезвычайщины:
"Я приведу одну цитату из стенограммы заседания мартовского пленума Сибирского краевого комитета, на котором тов. Кисис, заместитель тов. Сырцова, вто- рой секретарь Сибкрайкома, говорил так: «Хлебозаготовки (речь шла о заготовках именно чрезвычайными методами.), несомненно, дают нам нечто новое во всей нашей работе.
Многие думают, что хлебозаготовки – временная заминка, хотя и боль- шая, но, когда мы с ней справимся, она пройдет и все пойдет по-старому. Нет, товари- щи, ничего по-старому не пойдет.
Хлебозаготовки (чрезвычайные меры! ) есть начало нового этапа нашей работы, о котором говорилось на XV съезде».
Как видите, в этом прегрешении повинны не одни только троцкисты, – и в недрах нашей партии начинает создаваться соответствующее умонастроение. Я думаю, что у тов. Кисзиса оно не имеет сколько-нибудь прочного характера, и было бы неправиль- но дискредитировать его за какой-то сложившийся у него уклон"
Затем Рыков описал невысокие перспективы совхозно-колхозного строительства:
"Тот факт, что колхозы и совхо- зы обладают ничтожным удельным весом в общей продукции сельского хозяйства, должен побудить партию всеми силами поднять этот обобществленный сектор, не забывая, однако, что, пока этого не достигли, мы будем получать 90 с лишним процентов хлеба от индивидуальных хозяйств.
На перестройку же сельского хозяйства на иной лад понадобятся многие годы. "

И в конечном отрезке Рыков снова заговорил об опасности чрезвычайных мер, предупредив о последствиях:
"Отсюда опасность столкнуться вновь с тем, чтобы идти на применение чрезвычайных мер, с теми последствиями их, о которых говорил тов. Андреев и которые будут означать разрыв с середняком. А что значит разрыв с середняком – это каждый знает. Тем, что теперь нет полного разрыва с середняком, объясняется отсутствие открытой массовой борьбы против советской власти."
Наконец Рыков заявил, о том что надо повысить закупочные цены на хлеб:
"Для того чтобы избегнуть возможности новых неудач с хлебозаготовками, едва ли нужно особенно скупиться на прибавку цены на хлеб. Ее нельзя довести до установления эквивалентных соотношений, она должна быть такой, чтобы обеспечила преимущества промышленности."

Следующим выступал Яков Яковлев, председатель Всесоюзного совета колхозов. Он говорил о главном приоритете в развитии с\х,  о промышленности:
"Именно в форсированном развитии промышленности мы имеем основную гарантию того, что в конечном счете мы сможем изжить те трудности, перед которыми нас ставит в настоящий момент сельское хозяйство. Степень быстроты развития сельского хозяйст- ва главным образом определяется степенью удовлетворения сельского хозяйства ма- шинами, удобрениями, переработкой.
Иначе говоря, те трудности, перед которыми нас ставит недостаток ряда сельскохозяйственных продуктов, могут быть в конечном счете"
Яковлев не скрывая главного прямо обвинил органы власти в ошибках и кулаков в том что те воспользовались ошибками власти:
"Каково у нас фактическое положение в деревне? Прежде всего, основной факт в отношении кулака: кулак, несомненно, на нас нажал во время хлебозаготовок. Хотя ошибки наши, несомненно, сыграли роль в заострении затруднений, но основное, ко- нечно, в том, что в силу ряда условий, в том числе в силу наших ошибок, кулак в этом году получил возможность нажать на нас весьма основательно. Он на нас нажал тогда, когда сократил решительно продажу хлеба.
Мы оказали ему решительный контротпор. Товарищи рассказывали, изображая положение в северокавказской деревне, примерно так: «кулак, который недавно гоголем ходил по северо-кавказским улицам, сейчас здорово поджал хвост»."
Однако Яковлев выступил против нового нажима:
"Нам нужно ликвидировать, снимать целый ряд извращений, отказаться от ряда чисто административных приемов регулирования, но одновре- менно нужно компенсировать это в классовом смысле тем, чтобы дать основу для дальнейшего развития и всяческого укрепления организаций бедноты. Иначе нам грозит бесспорно опасность того, что наши решения будут перетолковываться кулаками, и, конечно, кулаки пояснят их бедняку как наше отступление, а его, кулака, торжество.
Надо считаться с тем, что кулаки попытаются поднять голову, попытаются новый нажим произвести на бедноту, – этому нужно противопоставить рост организаций бед- ноты, иначе классовое соотношение сил изменится в худшую для нас сторону, несмо- тря на то, что будут лучшие экономические предпосылки для приближения к нам середняка."

Правый уклонист Я. Яковлев счел кризис виной органов власти, а кулаки по его мнению лишь воспользовались ситуацией

Следующим выступал Иван Павлович Жуков, тогда Председатель СНХ Ленинградской области с апреля 1928 до апреля 1929 г. Он произнес короткую речь, где главным образом просил Микояна уравнять цена с\х с ценами на промтовары.
Следующим слово взял Наум Маркович Анцелович, тогда председатель ЦК профсоюза работников земли и леса. Он с самого начала занял левую позицию. По его мнению органы власти были виноваты не в том что принимали чрезвычайные меры, а в том что плохо их отработали:
"Письма батраков и информация местных товарищей говорят о том, что в этот период многие батраки, особенно члены союза, принимали активней- шее участие в хлебозаготовительной кампании.
Они участвовали в раскрытии запасов хлеба у кулаков, подпадающих под 107 статью, выступали на сходах, помогали укреп лению блока батрака, бедняка и середняка против кулака.
Я считаю, что батраку нуж- но проявить в этих случаях большое мужество, рисковать заработком, последним ку- ском хлеба. Нужно иметь большое мужество, чтобы выступить на сходе и сказать (ча- сто против своего же нанимателя): «не верьте ему, он врет, у него не 50, а 500 пудов хлеба»
........................................................................................
Комвнуторгом и кооперацией не были приняты самые элементарные меры, чтобы помочь тем, кто активно помогал в борьбе с кулаком в первый период затруднений в области хле- бозаготовок. Понятно, тут многие объясняют тем, что есть объективные трудности; но есть и субъективные: неряшливость органов Комвнуторга, невнимательное отноше- ние кооперации к бедноте, особенно батрачеству."

Анцелович подробно  остановился на развитии сельского хозяйства. Он был недоволен тем что мало внимания уделяют с\х кооперации:
"Теперь разрешите коротко остановиться на следующем вопросе, на вопросе о пу- тях развития сельского хозяйства. В этом вопросе некоторые товарищи путают. Ряд то- варищей говорят, что не нужно забывать индивидуальное хозяйство. Это верно, но не в этом главная опасность.
Может быть, кто-либо из литераторов в «Правде», Карпинский или другой товарищ, в статье обмолвился или ошибся, говоря, что исчерпаны ресурсы для развития индивидуальных хозяйств.
В самой-то жизни, в практической работе эта опасность – недооце- нить значения индивидуального хозяйства – невелика. Скорее, есть другая опасность – недооценка значения колхозного и совхозного строительства.
Я говорю это на основании опыта пятилетней работы в профсоюзе сельхозлесрабочих. Я считаю, что есть опасность, если мы будем продолжать только декламировать о колхозах и совхозах, а не строить их. Вот это – опасность."
Анцелович рассказал о неудачах совхозов:
"За прошедшие годы мы потеряли около миллиона десятин совхозной земли и ликвидировали несколько сот не всегда плохих совхозов. Причем это было сделано не во время аграрной революции, а уже в период нэпа. В период нэпа, повторяю, потеряли около миллиона десятин сов- хозной земли.

Рыков. Как потеряли?

Анцелович. В порядке проявления местной инициативы и самодеятельности каждый год в среднем ликвидировали по двадцать-тридцать совхозов. Совхозы ликви- дировали, а землю передавали крестьянам.

Анцелович резюмировал свои доводы так:
"Весь вопрос в том, чтобы наконец серьезно, по-настоящему, не на словах, а на деле содействовать коллективизации сельского хозяйства, росту и укреплению совхозов. Весь вопрос в том, чтобы не идти по линии наименьшего сопротивления.
...................................................................
Есть величайшая опасность, что мы будем запаздывать и в дальнейшем. Но само собой разумеется, что нельзя противопоставлять развитие совхозов и колхозов и индивидуальных хозяйств друг другу.
Кто противопоставляет, тот не понимает органической связи между развитием социалистического сектора и развитием сельского хозяйства в целом. Эти же товарищи не понимают, очевидно, и связи между развитием социалис- тического сектора в земледелии и народного хозяйства в целом."


Левый уклонист Н. Анцелович выступил за усиление коллективизации и сказал что не надо идти по пути наименьшего сопротивления

Следующим выступал Исаа́к Абра́мович Зеле́нский , тогда секретарь Среднеазиатского бюро ЦК ВКП(б). Большую часть речи он посвятил сельхозпроблемам Средней Азии. После него слово взял Ио́сиф Миха́йлович Варе́йкис, который большую часть речи посвятил разбору доводов Рыкова и Кагановича, склонившись на сторону последнего. Варейкис заявил что еть два пути на будущее:
" Либо мы сейчас, скажем, снимаем лозунг наступления на кулака и таким об- разом частично примиряем классовую борьбу на основе уступки кулаку, на основе то- го, что капиталистические элементы деревни и верхушка середняка получают уступку, получают возможность свободно накоплять, развиваться, даем им расширительную избирательную инструкцию и, таким образом, происходит некоторое примирение классовой борьбы. Может это быть? Может.
Приведет это к примирению? Приведет, но это приведет также и к тому, что беднота, которая более или менее стала вставать на ноги и представляет в деревне за последние годы самостоятельную классовую силу (что, между прочим, послужило и одной из предпосылок обострения классовой борь- бы в деревне, потому что бедняцкие элементы деревни под руководством партии нача- ли приступать к действительному руководству советами), усиливает там свою роль, начала наступать на капиталистические элементы.

И вот эта беднота будет деморализована таким поворотом с завоеванных позиций в деревне. Я думаю, что такое реше- ние было бы в корне неправильным. Либо второе решение – борьба с кулаком, органи- зация бедноты при укреплении смычки с середняком.
Надо исходить из того факта, что классовая борьба в деревне происходит в настоящий момент на более высокой и обостренной основе.
Это обстоятельство требует от нас некоторых новых дополнительных практических, организационных и политических шагов. Мне кажется, что совер- шенно прав был тов. Яковлев, говоря, что вопрос об организации бедноты приобрета- ет первостепенное значение"


Левый уклонист И. Варейкис завявил, что классовая борьба в деревне будет обострятся

После этого был объявлен перерыв. Когда заседание возобновилось слово взял Карл Янович Бауман, член Организационного бюро ЦК ВКП(б). Бауман тоже сделал упор на теме коллективизации, заявив что кредитование частных хозяйств неэффективно:
"И поэтому, когда мы говорим о необходимости поднятия индивидуального хозяй- ства, то мы вплотную одновременно подходим к вопросу о путях этого подъема. Этот путь подъема лежит, несомненно, в основном и главном, через развертывание коопе- рирования, через осуществление кооперативного плана Ленина. Особенно это верно по отношению к бедняцким хозяйствам.
Ведь не так давно, на XV съезде партии, при- водились материалы Наркомзема, по которым в 8 миллионах маломощных хозяйств даже лошадь нерентабельна, лошадь не окупается.
Тут же надо вплотную поставить вопрос: а как изменить так, чтобы лошадь окупалась в этих 8 миллионах маломощных хозяйств. У нас есть целый ряд случаев, когда мы даем кредит бедняцкому хозяйству на лошадь и этот кредит не окупается; бывает даже, что бедняцкое хозяйство в связи с этим кредитом попадает еще в более тяжелое положение.
В гораздо большей мере нам надо научиться использовать этот кредит в целях производственного кооперирования, когда бы мы ту же самую сумму кредита могли бы гораздо правильнее использовать на трактор, на лошадь, на корову – так, чтобы в общей совокупности мероприятий этот кредит давал бы действительный подъем бедняцких хозяйств."
Бауман как и Анцелович считал, что надо усилить кооперацию и старатся вовлекать туда не только бедняков, но и середняков - единоличников:
"Теперь дальше. Я считаю необходимым подчеркнуть бесспорное положение, что если кооперирование неотделимо от подъема индивидуальных хозяйств, то коллекти- визация неотделима от общего кооперативного плана Ленина, она есть неразрывная его часть. Это бесспорное положение, признанное всей партией. Отсюда совершенно ясно вытекает, что глупо было бы делать какое бы то ни было противопоставление коллективизации поднятию индивидуального хозяйства.
Противопоставления тут быть не может.
Необходимо их теснейшим образом сочетать. Есть отдельные уклоны в области понимания коллективизации. Мне кажется, они, главным образом, идут по той линии, что пытаются рассматривать коллективистское движение как бедняцкое движение, почти исключительно как бедняцкое движение. Это уклон нездоровый. Мы должны рассматривать коллективистское движение как движение не только бедняц- ких, но и огромных середняцких масс; в партии по этому вопросу точка зрения, несо- мненно, совершенно ясная.

Мы имеем целый ряд переходных ступеней к крупному общественному хозяйству, к законченным колхозам через обобществление отдельных производственных процессов; например, вводится трактор и идет совместная пахота, покупается сложная молотилка и проводится совместный обмолот или строится обще- ственный сарай, общественный утепленный хлев. Через организацию переработоч- ных предприятий (с/х индустрия) крестьяне переходят на совместную переработку продукции.
Это все ведь является уже подготовкой обобществления в той или другой мере отдельных процессов сельскохозяйственного производства и создает основу, фундамент для развертывания крупного общественного хозяйства. При этом мы на- блюдаем все больший размах. Уже на практике, например на Украине, осуществляет- ся действительно идея обобществления отдельных производственных процессов целых селений."
......................................................................................
И основная наша задача не в том, чтобы сегодня «раздеть ку- лака», не в том, чтобы действовать методами так называемого раскулачивания, но в том, чтобы, ограничивая эксплуататорские устремления кулака, через организацию бедняцких и середняцких масс, в особенности в области хозяйственной, двигаться вперед к осуществлению кооперативного плана Ленина.
Развертывание положительной программы нашего социалистического строительства – в этом заключается гвоздь нашего наступления на кулачество в современный период"
Бауман осудил извращения во время чрезвычайных мер, но отказался признавать вину органов власти:
"Теперь относительно извращений нашего курса. Я здесь не вполне со- гласен с Алексеем Ивановичем, когда он говорил, что мы несем ответственность за все извращения. В известной мере мы ответственны за извращения, потому что ряд извращений вытекал органически из нашего курса.
Но вот возьмем Мелитопольский район, где по 107 статье было больше осуждено середняков, чем кулаков. Это извра- щение, которое отнюдь не вытекало из нашего курса, потому что наш курс заключа- ется в том, чтобы применять 107 статью против кулаков, против кулацких хозяйств, тогда как применение 107 статьи было здесь направлено против середняков."

Левый уклонист К. Бауман настоял на усилении коллективизации и допустил применение адм. нажима в будущем

Действительно, во время речи об чрезвычайных мерах, Бауман не только не отверг их как способ решения вопросов, но и допустил их применение в будущем:
"Что касается законодательно-административных мер регулирования вообще, то тут, если будет необ- ходимость, их придется применять, но так, чтобы не создавалась угроза смычке с се- редняком, об этом нужно будет подумать. "

Следом слово взял Григорий Наумович Ками́нский,  председатель Всероссийского союза сельскохозяйственных коллективов (Колхозцентр). Поначалу он категорично потребовал отменить чрезвычайные меры и заявил так :
"Все мы сходимся на необходимости немедленной отмены чрезвычайных мер. Но при этом необходимо дать точный ответ, чем заменить эти чрезвычай- ные меры, как обеспечить переход к нормальному хлебообороту.
Существенную роль должно сыграть в этом отношении увеличение промышленной продукции, изменение положения о сельскохозяйственном налоге и сроки взимания его, более активная по- литика по вовлечению мелких крестьянских накоплений в кооперацию и государст- венные займы. Важнейшее значение в ближайший период будет иметь поднятие заго товительных цен на хлеб. Мне кажется, что предложение тов. Микояна в этой части явно недостаточно. 10–15% повышения цен не разрешат вопрос."
Далее Каминский рассказал о вопросах коллективизации:
"Прежде всего, об увлечении колхозами. Мне кажется, что такие голоса раздаются совсем некстати, без всякого основания. Можно ли говорить об увлечении колхозами сейчас, когда с полной очевидностью выявился недопустимый, медленный темп рабо- ты по строительству колхозов?
Можно ли говорить об увлечении колхозами, когда на 11-м году революции колхозы охватывают меньше 2% населения? Мы впервые в этом году серьезно поставили перед собой этот вопрос. Мы делаем самые первые шаги по усилению колхозного движения, а уже начинают раздаваться предостерегающие голо- са и начинаются разговоры об увлечении колхозным движением. Это в корне непра вильно. Нужно еще и еще раз сказать, что наши трудности объясняются недостатком внимания к колхозам, слабым развитием колхозов.
Подводя итоги хлебозаготовительной кампании этого года, мы должны еще и еще раз призвать партию к максимальному усилению работы по строительству колхозов, по укреплению существующих колхозов и строительству новых коллективных хозяйств."
Каминский уделив внимание колхозам, в тоже время полагал, что надо развивать и индивидуальное хозяйство:
"Теперь об индивидуальных хозяйствах. Было бы просто глупостью не видеть гро- мадной возможности подъема мелкого индивидуального хозяйства в наших условиях. Совершенно бесспорно, что урожайность и товарность крестьянских хозяйств могут быть значительно расширены и на базе индивидуального мелкого хозяйства, и мы должны усиленно работать над этой задачей."

Правый уклонист Г. Каминский потребовал повысить закупочные цены
Он также считал, что коллективизация процесс долгий  и надо поддерживать индивидуальное хоз-во

Для Каминского наличие сектора частников в с\х было важным, так как он не видел возможностей для быстрой коллектвизации, рассуждая так:
"Коллективизация – длительный процесс. Мы будем идти к массовой коллективи- зации крестьянских хозяйств путями, наиболее понятными и доступными для широ- кой крестьянской массы, т. е. путями с/х кооперации. В корне неправильно отрывать вопрос о подъеме индивидуальных хозяйств от вопроса о с/х кооперации, как непра- вильно отрывать от сельского хозяйства колхозное движение.
Все эти задачи нераз- рывно связаны между собой.

Когда мы говорим о подъеме индивидуальных хозяйств, мы должны одновременно отвечать на вопрос, как поднимать индивидуальные хозяй- ства, а ответ на этот вопрос возможен только один: поднимать бедняцко-середняцкие массы распыленных, отсталых крестьянских хозяйств через кооперирование и коллективизацию"