February 20th, 2018

Просто история

Жила-была в Советском Союзе семья. Мама, папа, две дочери, тетка и куча всякой остальной родни. Когда Союза не стало, в 90-е родню раскидало по времени и пространству. Одной из дочерей (которую зовут, допустим, С) крупно повезло, во всяком случае все так тогда считали, и она вышла замуж за иностранца. Иностранец, которого, допустим, зовут К, европеец, житель южной Европы, не бедный и не богатый, имеет небольшое свое дело. Хороший человек иностранец К и С хороший человек, по любви поженились. Живут себе в небольшом европейском городе с тех самых пор, двоих детишек поднимают.
После кризиса 2009 года, стало заметно труднее К управляться с бизнесом, он уволил пару наемных работников и ему стала помогать С. А чтобы присматривать за домом и маленькими детьми, решили вызвать они к себе жить маму С, которую, допустим зовут Т.
Т, к тому времени уже пенсионерка (а папа уже умер), согласилась пожить в Европе и взяла на себе все хозяйство и присмотр за внуками. Так и живут до сих пор. Обычное дело. Ладят между собой. Обычная семья.
С полгода назад Т заболела, не то чтобы внезапно, но дошло до того, что потребовалась операция. Оказалось, что страховки К не хватило бы, даже если бы операция потребовалась ему самому, а таких денег, чтобы самим оплатить операцию нет, от слова совсем. Даже близко. Еще оказалось, что в родной стране Т, операцию сделают своей пенсионерке бесплатно. Только есть очередь. Тетка (сестра покойного мужа Т), записала Т на операцию и через 5 месяцев ее очередь подошла.
Операция прошла удачно, без осложнений. Проблема в том, что Т потребовался послеоперационный уход, а родню-то раскидало, рядом одна тетка осталась, которой уже 85 лет. От европейского домика расстояние не малое. В европейском городке плачет С - нет денег на самолет и на то, чтобы нанять работников на время ее отсутствия, если она поедет ухаживать за мамой. К пытается договориться с банком насчет залога дома, чтобы как то выкрутиться.
Но все будет хорошо. Главное операция удалась

Про скромную жизнь и скромный пример, как богатели в СССР.

Из жизни родителей. Своей тоже, но я не при делах. Так, нахлебник от детства и до юности, а просто взял и вспомнил десять лет: что покупали, что получали, как жили, а по простому не нищенствовали, а достаток вполне, хоть и тяжко в начале, а там и пошло, поехало...

От года шестьдесят пятого. Двадцатый век.

С карниза богатеть пошли. До карниза телефон и мясорубка. Все богатство, что котлеты крутить, позвонить и машинка швейная. Никакой красоты и совсем уюта нет, а тут и шторы и карниз, - так здорово, что без торшера никак. Под торшер коврик, а там и пылесос. Коврик пылесосить. Для еды холодильник. Скороварку купили и сифон. Напитки пить. Газированные и под концерт. По телевизору. Пришлось покупать. Маленький, потом большой, потом большой и с цветом, а до телевизора радио. Два в одном с проигрывателем. Замечательная штука и пластинки. Слушали, пока я не добрался. Заглох, а мне баян купили. Музыку мою слушать, но это лучше не надо. Пришлось транзистор покупать. Большой и «голоса» брал, но не слушали и не интересно, а на рыбалку повадились. Мотоцикл появился. С коляской для меня. Это пока мопед не купили. До мопеда велосипед, а далеко не уедешь. Кататься повадились. Страну изучать. Гурзуф особенно... и Гагры с Ялтой тоже. Полюбилось. Понравилось. Пришлось машину покупать. «Троечку» цвета «рубин». Гараж соответственно к квартире. Новую получили. Трехкомнатную. С паркетом. Такой паркет! Зеркало, а не паркет. Жаль заставили. Мебель новая. Диваны, кресла и магнитофон.

Мещанство, а приятно чай кофе из сервизов пить. Хрусталь и чешское стекло и даже бар, хоть и пустой, но такой полированный. На крышке балеринка. Из фарфора и вот-вот танцевать пойдет. Запросто, от такой жизни.

Десятилетка. Советская. Скромно жили, а прибывало. Особенно не старались, а жили себе не тужили.

О крестьянстве (продолжение).

Продолжу на тему "Сталинизм и крестьянство".

Выступает на круглом столе доктор исторических наук А.В.Чертищев. Очень далекая от идеализации картина русского крестьянина.

Размер, конечно, не для соцсетей, но уж больно любопытно.

"Исходя из анализа наиболее ярких, честных и достоверных описаний русской деревни можно выделить некоторые архетипические черты российского крестьянства.

К ним, на наш взгляд, следует отнести следующее:

- Согласно Г. Успенскому, крестьянин находился под «властью» (тиранией) земли. Однако, свидетельств того, что русский крестьянин любил землю, не существует; это чувство можно отыскать лишь в воображении дворян-романтиков, приезжавших летом в свои имения;

- Крестьяне ориентировались на устоявшиеся авторитеты, не терпели никакого несогласия с волей большинства, видя в этом проявление антиобщественного поведения. Любые инновации рассматривались как попытки навязать им чужое мнение, крестьяне же предпочитали, чтобы в их жизнь никто не вмешивался;

- Крестьянин не имел чувства принадлежности к более широкому сообществу, следует говорить об их изолированности от политической, экономической и культурной жизни страны. Крестьянские интересы не распространялись за пределы круга своего обитания. Дореволюционная литература говорит об отсутствии у крестьян чувства принадлежности к судьбам страны или нации, их отгороженности от внешних влияний и ущербности национального самосознания. Не случайно Л. Толстой отказывал крестьянам в чувстве патриотизма.

Иными словами, внешний мир для них представлялся как нечто далекое, чужое и, в общем-то, совсем маловажное;

- Крестьяне крайне негативно и с презрением относились ко всем, кто не занимался ручным трудом. По отношению к этим сословиям они были свирепы, непримиримы, злопамятны - и всегда были готовы переписать межсоциальные отношения;

- В религиозной жизни крестьянин проявлял много внешней набожности, но едва ли понимал духовный смысл веры вообще и религию как образ жизни. По меткому выражению В. Г. Белинского, он произносит имя Божие, почесывая себе задницу, а об образе говорит: годится - молиться, не годится - горшки покрывать. Соответственно как к торгашам, торгующим таинствами оптом и в розницу, относился мужик и к священникам. Следует заметить, что подлинной религией крестьян был фатализм, ибо они везде видели Божью волю;

- Особо следует подчеркнуть особенности крестьянского сознания. Оно было, прежде всего, синкретическим, с размытостью граней между реальным, воображаемым и символичным. Крестьянин мыслил, скорее, категориями гомеровскими, эпическими, когда судьбу людей решают капризы Богов. В какой-то степени его сознание можно назвать «первобытным», характерной чертой которого является неумение мыслить абстрактно. Крестьянин мыслил конкретно и в личностных понятиях, в силу чего ему были недоступны понятия «государство», «общество», «нация», «экономика», «собственность» и т. п. Даже бунты были направлены на конкретные объекты, а не нацелены на «строй» в целом. Крестьянин обладал слабо развитым понятием собственной личности, коллектив был выше своих индивидуальных членов. А. С. Хомяков как-то сказал, что «русский человек, порознь взятый, не попадет в рай, а целой деревни нельзя не пустить». Следует иметь в виду и раздвоенность крестьянского сознания. Когда ему не хотелось что-то делать, он разыгрывал дурака, а будучи разоблаченным, искренне раскаивался. В крестьянских пословицах отсутствует мудрость и сострадание, в них проступает грубый цинизм и полное отсутствие общественного чувства: заботься о себе и не думай о ближнем («чужие слезы - вода»). Не очень высокого мнения он был и о правде («правдой сыт не будешь», «правдивый, как дурак, тоже вреден»). Крестьянские романы Григоровича 1840-х гг. и далевский сборник крестьянских пословиц 1862 г. рисуют и более неприглядную картину;

- Логика крестьянской политической философии была также идеально проста: любая власть по самой своей природе крестьянину чужда и враждебна, но эта была данность, которую приходилось переносить как болезнь, старость, смерть, но которая ни при каких обстоятельствах не может быть «хорошей». Он как бы балансировал между двумя состояниями - вольноанархической самореализации при безвластии и подчинения власти, имеющей сакральный статус. Вероятно, поэтому крестьянин в России знал лишь две формы социального поведения - смирение и бунт. Участие во власти для крестьян было неприемлемым, они хотели присутствовать во власти на культурном, ментальном уровне. Идеалом для «человека земли» была Россия как море локальных общинных миров, не обремененных внешней принудительной, контролирующей, обязывающей силой. В поисках такого несбыточного идеала воображаемой власти, он был готов отвергнуть все несовершенное. Крестьянин мало подходил для какого-либо политического строя, кроме авторитарного, и его политическая культура плохо сочеталась с экспериментами по тотальной демократизации. Можно утверждать, что его политическая философия нацелена на обеспечение выживания, но не на создание условий для развития;

- Крайне низкий уровень образования, невежество и, вместе с тем, фундаментальное презрение к культуре, особенно «высокой культуре»...

Вышеизложенное, на наш взгляд, позволяет сделать следующие заключения:

1. Парохиальное сознание
(А.К. - то есть деление мира на своих и чужих), культура, поведение крестьянских масс России, себялюбие и глубокое, можно сказать онтологическое безразличие ко всему, что не касается лично каждого конкретного человека и среды его обитания, патологическая нетерпимость к инновациям и прогрессу в целом, нетерпимость к инакомыслию, двойственность сознания, неготовность к более сложным формам общественного устройства и их неприятие, феноменальное невежество и многое другое - все это вряд ли дает основание считать крестьянство цивилизационным фундаментом России.

2. Крестьянство следует с полным основанием считать могильщиком Российской Империи, ибо ни в один период русской истории оно не выступало оплотом стабильности страны, заключая в себе взрывной потенциал анархизма невиданной силы".

Двадцать узбеков и хлеб для Волги.

Из доклада секретаря Каттакурганского угоркома Компартии Туркестана "О третьей годовщине ЧОН", прочитанного в 1924 году в Самарканде:
"С марта 1922 года каттакурганским чоновцам пришлось оперировать против басмаческих банд. В апреле наш ЧОН при перевозке хлеба из кишлака Митань в Каттакурган встретил на пути басмаческую банду, которая пыталась захватить транспорт с хлебом, бесценный в то время груз, так как в России был голод.
Малочисленный отряд чоновцев второй очереди из 20 человек мужественно отразил нападение 150 басмачей и доставил весь хлеб в город. Чоновцы, охраняя транспорты с хлебом, трижды вступали в ожесточенный бой с превосходящими силами басмачей"
(бывш. Партархив Сам. ОК КП УзССР, ф. 226, оп. 2, д. 2, л. 5).

Вторая очередь ЧОН в Самаркандской области - это местные мужики 40-50 лет, которые три раза в неделю занимаются после работы боевой подготовкой. Мобилизуются по тревоге в пятнадцать минут по адресам своих ячеек. Несут караульную и конвойную службу. Воюют в своем, домашнем. Общее командование и обучение осуществляют кадровые военные. В Каттакурганском ЧОН 600 коммунаров, командир - тов. Полетаев, единственный русский.

Ту колонну атаковала банда Мирзы-Палвана.
В бою убило двух рабочих-коммунаров и санитарку Саиду Камалову, пятерых ранило. Коммунар Шербобо Курбанов попал в плен, был избит, но смог вырваться, бежать и навести на отступившую банду прискакавший на выстрелы кавдивизион ГПУ.


Рахмат вам, мужики. И тебе, Саида Камалова.

А.А. Каменских. Боевая сила партии (Из истори ЧОН Самаркандской области - 1921-1925 гг.). Ташкент, 1972.
звезда

Да мы япошек шапками закидаем!


О вреде шапкозакидательских настроений. Мой комментарий по поводу планов развёртывания новых дивизий на западных границах России. В целом Минобороны РФ действует правильно, но... Гладко было на бумаге. Очень скоро мы все узнаем во что обошлась России Zвездюковская реформа «строгой экономии». Кроме, меня, мезерабля и деструктора мало кто говорил, что скраденные Zвездюковым деньги на НИИ Минобороны и 8 км асфальтированной дороги к месту рыбалки это шелуха от семечек. Всё куда страшнее.

Collapse )